АРХИВ

Информация, которая не потеряется

Инструменты пользователя

Инструменты сайта


Боковая панель

МАТЕРИАЛЫ АРХИВА

РАЗЛИЧЕНИЕ

УГРОЗЫ РУСКОМУ МIРУ

РОССИЯ И КАВКАЗ

РОЛЬ ИСЛАМА В ВОЙНЕ ИДЕЙ

ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА

ПРАВИЛЬНАЯ ИСТОРИЯ, БЫСТЬТВОРЬ

ПРИШЕЛЬЦЫ, ЧУЖИЕ НА ПЛАНЕТЕ

islam_protiv_islamizma

Ислам против исламизма?

http://voprosik.net/islam-protiv-islamizma

На статью Дэниела Пайпса «Ислам и неверные» Валид Шебат написал ответ, который можно было бы назвать «Анти-Пайпс».

Ислам и неверные

Какие мотивы скрывалось за взрывами в прошлом месяце на Бостонском марафоне и потенциальной атаке на турпоезд Via Rail Canada?

Левые и истеблишмент дают всякие расплывчатые и банальные ответы, такие как «экстремистское насилие» или «гнев на западный империализм» - это недостойно серьезного обсуждения. Консерваторы, напротив, участвуют в живой и серьезной дискуссии. Одни утверждают, что ислам как религия, собственно, и является причиной, другие обвиняют современную версию экстремистской религии, известную как радикальный ислам или исламизм.

В качестве участника последних дебатов я представляю свои аргументы для обоснования концепции исламизма.

Те, кто выражает точку зрения, что проблемой является ислам как таковой (например, Вафа Султан и Аян Хирси Али), указывают на соответствие событий из жизни Мухаммеда. содержания Корана и хадисов с текущей практикой. Соглашаясь с автором фильма «Фитна» Гертом Вилдерсом, они указывают на поразительную преемственность между стихами из Корана и практикой джихада. Они цитируют исламские предписания об установлении всеобщего мусульманского превосходства, о джихаде и женоненавистничестве, делая вывод, что умеренная форма ислама невозможна. Они указывают на то, что премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган высмеял саму идею умеренного ислама. Их главный вопрос таков: «Мухаммед был мусульманином или исламистом?» Они утверждают, что те из нас, кто обвиняет исламизм, делают это из политкорректности или трусости.

На что мы отвечаем: да, определенные преемственность действительно существуют, и исламисты определенно следуют Корану и хадисам буквально. Умеренные мусульмане существуют, но, в отличие исламистов, они не обладают такой почти гегемонической властью. Г-н Эрдоган, отрицая умеренным ислам, дает очки курьёзной прослойке между исламизмом и антиисламской точкой зрения. Мухаммед был просто мусульманин, не исламист, ибо последнее понятие восходит только к 1920 году. И нет, мы не трусливы, мы обосновываем наше мнение..

И это обоснование таково.

Ислам - религия с 14-вековой историей, охватывает более миллиарда верующих, включая всех: от тишайших суфиев до неистовых джихадистов. Мусульмане добились замечательных военных, экономических и культурных успехов примерно между 600 и 1200 годами нашей эры, Быть мусульманином тогда означало принадлежать к победившей команде, и этот факт широко вдохновлял мусульман связывать свою веру с мирским успехом. Воспоминания о той средневековой славе остаются не только живыми, но являются главным фактором веры в ислам и в себя как мусульманина.

Основные диссонанс началось около 1800 года, когда мусульмане неожиданно проиграли войны, рынки и культурное лидерство западным европейцам. Это продолжается поныне, поскольку мусульмане фактически находятся в нижней части почти каждого индекса достижений. Этот сдвиг привел к массовому замешательству и гневу. Что пошло не так? Почему Аллах, казалось бы, отвернулся от самых верных своих последователей? Невыносимое расхождение между былым величием и современными неудачами привели к травме.

Мусульмане отреагировали на этот кризис по трем основным направлениям. Мусульмане-секуляристы хотят покончить с шариатом (исламским правом) и подражать Западу. Апологеты также подражают Западу, но делают вид, что при этом они следуют шариату. Исламисты отвергают Запад в пользу ретроградного и полного применение шариата.

Исламисты ненавидят Запад из-за его огромного влияния на мусульман и вовлечение их в христианский мир, мир исторического врага. Исламизм вдохновляет желание отвергнуть, победить и покорить западную цивилизацию. Несмотря на это желание исламисты восприняли западное влияние, в том числе концепцию идеологии. Действительно, исламизм представляет собой трансформацию исламской веры в политическую идеологию. Исламизм является исламской версией радикального утопизма. Этот «-изм», как и другие «-измы», сопоставим с фашизмом и коммунизмом. Подражая этим двум движениям, например, исламизм для объяснения положения в мире опирается на теорию заговора, оправдывая этим свои амбиции, а также жестокие средства для достижения своих целей.

Поддерживаемый 10 - 15 процентами мусульман, исламизм опирается на преданные и обученные кадры, которые оказывают влияние далеко за пределами своего ограниченного сообщества. Это создает угрозу для цивилизованной жизни в Иране и Египте, и не только на улицах Бостона, но и в западных школах, парламентах и залах судебных заседаний.

Наш главный вопрос: «Как вы предлагаете победить исламизм?» Те, кто делает своим врагом весь ислам, не только поддаются упрощенным и механистическим иллюзиям, но и не имеют никакого средства, чтобы победить его. Мы, кто сосредоточен на исламизме, рассматриваен Вторую мировую войну и холодную войну в качестве моделей для усмирения третьего тоталитаризма. Мы понимаем, что радикальный ислам является проблемой и что умеренный ислам является решением. Мы работаем с мусульманами анти-исламистами, чтобы победить всеобщее бедствие. Мы восторжествует над этим новым варварством, при этом может появиться современная форма ислама.

Если Дэниел Пайпс не нуждается в представлении, то Валида Шебата представить необходимо.

Он американец палестинского происхождения, родился в Вифлееме. По его собственному признанию, он бывший палестинский террорист, разочаровавшийся в палестинской пропаганде после обучения в американском университете и брака с христианкой, потребовавшей от него изучения Библии. Вот отрывок из его выступления в синагоге Балтимора:

«В 1993 году я начал читать Библию для того, чтобы обратить свою жену-католичку в Ислам. Моя мать была католичкой, которую мой отец обратил в Ислам, теперь я считал, что моя очередь сделать то же самое со своей женой-католичкой. Моя жена вызывала меня на спор, она говорила: «Покажи мне в тексте то, о чём ты говоришь». Конечно, я бросал привычные с детства лозунги: «Евреи коррумпировали Библию», «Евреи украли наших пророков…» А потом купил Библию, и это был самый лучший денежный вклад в моей жизни. Также я купил компьютерную программу, чтобы найти те цитаты в тексте, о которых говорила мне жена. Я набрал слова Израиль, Иерусалим и увидел, как часто эти слова встречаются в Библии — в коране Иерусалим не упоминается ни разу. Чей же это город — Иерусалим?»…

Я начал изучать еврейскую историю, начал читать про холокост, всю жизнь я думал, что это фабрикация, что никакого холокоста не было и в помине. Всё, чему меня учили в школе, оказалось бессовестным враньём, всё было перевёрнуто наизнанку. Люди, которых меня учили ненавидеть, оказались надеждой человечества, а герои, которым я поклонялся в детстве, — подонками и головорезами. Я читал о связях муфтия Иерусалима, близкого друга моего деда, Хаджа Амина Аль-Хуссейни с Гитлером, о преступлениях Ясира Арафата…

Всё, в чём мы обвиняем вас, мы делаем сами, мы всё выворачиваем наизнанку. Мы обвиняем вас в кровавом навете, но на самом деле сами же пьём вашу кровь, в буквальном смысле. Мы обвиняем вас, что вы устраиваете холокост для палестинского народа, но именно потому, что вы были жертвами холокоста, а мы были и остаёмся верными преемниками Гитлера. Мы обвиняем вас, что вы притесняете палестинцев, как национальное меньшинство, потому что никто хуже нас самих не относится к меньшинству, к пришельцу, к немусульманину«.

Шебат опубликовал множество статей об исламе, христианстве, евреях и Израиле, он часто выступает в телешоу. Он также является автором книги «God's War on Terror: Islam, Prophecy and the Bible» [«Война Бога против террора. Ислам, пророчество и библия»].


Сама статья:

Ислам против исламизма: когда желаемое выдается за действительное

Опровержение статьи Дэниела Пайпса в «Washington Times» об «умеренном исламе».

«Наш главный вопрос: «Как вы предлагаете победить исламизм?» Те, кто делает своим врагом весь ислам, не только поддаются упрощенным и механистическим иллюзиям, но и не имеют никакого средства, чтобы победить его.»

Этот вопрос задает историк и ближневосточный аналитик Дэниел Пайпс в своей недавней статье, опубликованной в Washington Times.

Пайпс поддерживает свою аргументацию необоснованным утверждением, что большинство мусульман умеренные, а исламизм поддерживают 10 - 15 процентов мусульман.

Шебат с этими цифрами категорически не согласен, в частности, из-за того, что Пайпс базируется на опросах, в которых выясняется отношение к теракту 9/11. Однако те, кто не поддерживают теракты, могут положительно относиться к законам «Хадд», согласно которым устанавливаются наказание за уголовные преступления, например, отсечение руки за воровство. Те же, кто против терактов и законов «Хадд», могут поддерживать правило, что в суде свидетельствa двух женщин равноценны свидетельству одного мужчины. А если мусульманину безразличны 9/11, шариат и джихад, но он убивает свою сестру, которая вышла замуж за еврея, он умеренный или исламист?

Если даже принять отношение к терроризму в качестве критерия, как предпочитает Пайпс, в Саудовской Аравии и во всем мусульманском мире очень многие не поддерживает аль-Каиду. Можно ли их считать умеренными? По мнению Пайпса, ответ «да». Однако это ошибочное мнение. На прошлой неделе у меня был диалог с шейхом Аль-Фейсалом Харби, который осудил мои высказывания по этим вопросам, заявив, что его племя (Аль-Харби) не поддерживает терроризм. Действительно, на официальном сайте племени они осуждают аль-Каиду, добавив:

Джихад во имя Аллаха это поход на войну с неверными и язычниками, чтобы их устранить и ввести единобожие. Он должен произойти после того, как их пригласили к Исламу , а они отклонили приглашение (Дава). Тогда имам организует джихад и руководит им.

Этих нельзя помещать в лагерь умеренных мусульман. В свете этого и других моих аргументов, проценты Пайпса драматически растут.

Истинное число исламистов - 100% мусульман. Чтобы подтвердить эту цифру, Валид Шебат далее рассматривает проповеди «тишайших», как их называет Пайпс, суфиев. Он начинает с главы Высшего исламского совета Америки Хишама Каббани, который сказал социологам, что только от 5 до 10 процентов американских мусульман являются экстремистами. Его фотографию Пайпс поместил в другой своей статье.

Каббани суфий и, как все суфии, он махдист*. В своей работе «Приближение Армагеддона» (стр. 231), он пишет о мощном вторжения Израиля, как и Ахмадинежад, он в это верит:

Хадисы показывают, что черные флаги в районе Хорасана [Иран] будет означать, что приход Махди близок. «Черные флаги из Ирана» это конец Пайпса. Назовите мне любого ученого-суфия, и я наверняка найду их писания на арабском и докажу, какие они умеренные.

Шебат приводит еще несколько цитат из суфиев и далее заявляет, что он уверен: такие ученые как Пайпс наверняка знают правду, но игнорируют ее.

Пайпс до того опустился, что утверждает, будто Мухаммед «был мусульманином, а не исламистом» и поясняет различие: «исламизм есть преобразование исламской веры в политическую идеологию.»

Однако переводя Мухаммеда из «исламистов» в «мусульмане», Пайпс должен тогда ответить на ключевой вопрос: «Разве понятие ислам определяется г-ном Пайпсом?».

Ислам определяется как «Аль-исламу дин ва давла » («Ислам является религией и государством»). Пайпсу необходимо удалить «и», чтобы обосновать свое ложное определение.

Далее Пайпс делает новые промахи:

»…исламизм для объяснения положения в мире опирается на теорию заговора, оправдывая этим свои амбиции, а также жестокие средства для достижения своих целей.«

И это говорит историк, не учитывая, что многое в исламе, в том числе коран, хадисы и исламская история, буквально замусорены «теорией заговора» с целью «продвижения своих амбиций» и оправдания «жестоких средств».

Вот мой ответ на вопрос г-н Пайпса:

Мы будем бороться с исламом с помощью Библии, истории, нашей Конституции и наших законов, и даже с применением военной силы, если понадобится. В то же время мы будем работать с любым мусульманином, включая террористов, чтобы привлечь их на нашу сторону. Я был одним из таких. Мы не пойдем путем создания цели, которая оправдывает средства. Пайпс настаивает, чтобы мы предоставили решение, которое, по его словам, достигается только при неверной постановке решаемой задачи. Вот оно: это Ислам, глупец, и это все 100% мусульман, которые верят в него. Вспомним из истории - любимого предмета г-на Пайпса - ислам был повержен, когда была демонтирована Османская империя. И в те времена не использовали стратегию Пайпса, проводя различия между исламом и исламизмом. Сэр Уинстон Черчилль сказал:

Магометанство - воинствующая и прозелитическая религия.

Разве Пайпс мудрее Черчилля?

У меня на этот счет есть свое мнение.

_

* Махди - двенадцатый Имам. Его приход знаменует собой наступление времени Воскресения. Согласно традиционным источникам ислама Махди придет во время Последнего Cуда, чтобы спасти мир.[перев.]


Заключительный штрих к этой картине сделан в одном из комментариев:

«Разница между радикальными и умеренными мусульманами в том, что радикальные мусульмане хотят убить нас, а умеренные хотят, чтобы радикальные мусульмане нас убили.»

http://tay-kuma.livejournal.com/951940.html

http://tay-kuma.livejournal.com/952078.html

Больше информации на http://voprosik.net/islam-protiv-islamizma/ © ВОПРОСИК

islam_protiv_islamizma.txt · Последние изменения: 2017/08/15 08:11 — archivadmin