АРХИВ

Информация, которая не потеряется

Инструменты пользователя

Инструменты сайта


Боковая панель

МАТЕРИАЛЫ АРХИВА

РАЗЛИЧЕНИЕ

УГРОЗЫ РУСКОМУ МIРУ

РОССИЯ И КАВКАЗ

РОЛЬ ИСЛАМА В ВОЙНЕ ИДЕЙ

ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА

ПРАВИЛЬНАЯ ИСТОРИЯ

ПРИШЕЛЬЦЫ

marks-agent-finansovoj-oligarhii

Карл Маркс как агент мировой финансовой олигархии

Сайт «Посольский приказ. Народ хочет знать» - http://www.posprikaz.ru/2013/01/karl-marks-kak-agent-mirovoj-finansovoj-oligarxii/

Эти строки, по-своему ставшие бессмертными: «Призрак бродит по Европе, призрак коммунизма…», впервые появились зимой 1848 года. Так родился на свет «Манифест Коммунистической партии», принадлежавший перу мало известных тогда немецких публицистов — Карлу Марксу и Фридриху Энгельсу. Этот Манифест считается началом рождения мирового движения за социальную справедливость.

Так нас учили в школе. Однако есть очень серьёзные подозрения в том, что Манифест изначально был программой вовсе не тех людей, которые стремились к социализму, а совсем иных сил…

На первый взгляд, документ действительно насквозь пропитан ненавистью к эксплуататорским классам и призывами к их свержению. В Манифесте даже перечислены пункты, которые должны уничтожить класс собственников — экспроприация земельной собственности, введение высокого прогрессивного налога на имущество, конфискация имущества представителей свергнутых классов, отмена любого права наследования, монополия государственного банка на любые виды кредитования, всеобщие трудовая и воинская повинности, полное огосударствление всех отраслей промышленности и т. д.

Словом, невозможно придумать документ, более антикапиталистический, чем этот. Однако историков всегда смущало то обстоятельство, что Манифест был с восторгом принят отнюдь не в среде рабочих и других представителей угнетаемых классов. Манифесту прежде всего зааплодировали… крупные капиталисты!

Из Уолл-стрит с любовью

Именно после опубликования Манифеста Карл Маркс получил широкий доступ к буржуйским деньгам, позволивший ему вести безбедную, не обременённую заботами жизнь. Его приятелю Фридриху денег хватало и без того — Энгельс был очень обеспеченным человеком, наследным владельцем крупной хлопчатобумажной фабрики города Бремена. Рабочих с этой фабрики Энгельс, несмотря на свои революционные призывы, успешно эксплуатировал всю свою жизнь, делясь доходами с другом Карлом. Впрочем, у Маркса были и другие источники денежных поступлений.

Первым следует назвать международного авантюриста Жана Лаффита. В молодости он был морским пиратом из американского штата Луизиана, затем подвизался курьером у влиятельных лиц, владевших крупными финансовыми структурами на улице Уолл-Стрит в Нью-Йорке. Речь идёт об известных тогда банкирах США — Дюпоне, Пибоди и ряде других, которые поручали бывшему пирату вести различные строго секретные, довольно тёмные дела. В 1848 году Лаффита послали в Европу. Об этом поручении он позже написал в своём дневнике:

«Никто не знал истинных причин моего пребывания в Европе. Я открыл счёт в парижском банке — кредит на хранение для финансирования двух молодых людей: господ Маркса и Энгельса. Им нужно помочь в осуществлении революции во всём мире. Они сейчас над ней работают»…

Впрочем, финансирование авторов коммунистического Манифеста с Уолл-стрит шло и по другим каналам.

Так, ещё одним благодетелем выступила влиятельная американская газета «Нью-Йорк Трибьюн». Газета принадлежала крупному финансисту Хорасу Грили. Мало того, помимо денег, мистер Грили ещё и предоставил страницы своего издания для публикаций Маркса, чем тот и пользовался на протяжении целых десяти лет — с 1851 по 1861 годы. В газете было опубликовано более пятисот работ «ниспровергателя капитализма».

А ещё Маркса подпитывали германские банкиры. Карл был женат на аристократке Женни фон Вестфален. Её родной брат, барон Фердинанд фон Вестфален, занимал должность министра внутренних дел Пруссии, а заодно был и доверенным лицом практически всех германских банкирских домов. Практически на протяжении всей жизни Маркса семья Вестфаленов содержала Карла, предоставив в его распоряжение доходы сразу с нескольких своих поместий…

По какой же такой причине Манифест и другие работы Маркса были востребованы американскими и германскими банкирами?

Провокатор под маской революционера

Чтобы разобраться в этом вопросе, надо поначалу внимательнее приглядеться к самому Марксу. То, что он был отнюдь не бедным человеком, мы уже поняли. А был ли он настоящим революционером?

Маркс жил в бурную эпоху. Европу сотрясали одни революционные выступления за другими. В одной только Франции на протяжении жизни автора коммунистической идеи произошло с десяток революций и переворотов. Не менее бурными были события в Австро-Венгерской империи и в Италии. И что же Маркс? По идее он должен был находиться в самой гуще событий. Но он… предпочитал наблюдать за этими событиями издалека, из кабинета.

Да, Маркс выступал с разгромными статьями, метал словесные громы и молнии в адрес эксплуататоров, но… не более того. И как только власть обращала пристальное внимание на его радикализм, как сей «революционер» тут же трусливо переезжал из одной европейской страны в другую, бросая всех прибившихся к нему сторонников.

В 1849 году он окончательно перебрался в самый спокойный город Европы, Лондон, где и провёл оставшуюся жизнь — целых 34 года! Но и оттуда Маркс, восседая в удобном кресле Британской публичной библиотеки, выступал с подстрекательскими революционными речами…

Словом, всё его поведение сильно напоминало повадки профессионального политического провокатора, который сам не верил в успех своих идей, но при этом цинично опробовал их на других.

И ещё. Многие исследователи марксизма обратили внимание на то, что Карл никогда толком не писал о рабочем классе, как движущей силе революционного движения. Да и что, собственно, мог знать о рабочих сытый и довольный своей буржуйской жизнью Маркс? Он больше писал о некоем пролетариате, которому «нечего терять, кроме своих цепей». Но ведь под пролетариатом можно понимать кого угодно — в том числе и люмпенов, готовых даже без всяких идей крушить всё кругом, был бы повод.

Не менее странными выглядят с его точки зрения и классовые враги пролетариата. Маркс в этом плане почти не упоминает о крупном, прежде всего финансовом капитале. Но зато буквально исходит от ненависти, когда говорит о так называемой «мелкой буржуазии», — самого злобного, по его словам, противника революционного движения. Под «мелкой буржуазией» марксисты обычно понимают представителей малого и среднего бизнеса (по- западному, среднего класса), которые действительно очень уязвимы для революционных потрясений и потому являются самыми ярыми противниками любых политических беспорядков.

Так, может, именно против этого слоя общества и был написан коммунистический Манифест?

Обратимся теперь к другому, менее известному документу, написанному в то же время, что и «Манифест Коммунистической партии». Это тоже Манифест, но принадлежит он перу американского политика Клинтона Рузвельта, выходца из влиятельнейшего клана Рузвельтов, давшего США нескольких президентов и банкиров (клан до сих пор владеет всемирно известным «Бэнк оф Нью-Йорк» и ещё рядом не менее влиятельных финансовых структур).

Так вот, Клинтон Рузвельт в своём произведении предложил создать общество, в котором власть принадлежала бы финансовой элите избранных, то есть представителям самых мощных банковских структур. В их руках должно быть не только политическое руководство, но и средства производства, основная собственность (мелкая и средняя исключаются из общества вообще). Все остальные люди обязаны беспрекословно трудиться на эту элиту, которая могла бы по своему усмотрению возвышать или казнить любого гражданина. А принадлежность к элите должна быть наследственной, без ширмы всяких там демократических выборов — наподобие средневековых монархий…

Любопытно, что сей Манифест Рузвельту помогал писать журналист Чарльз Дана, главный редактор той самой газеты «Нью-Йорк Трибьюн», которая печатала и финансировала Маркса.

Получается, что между двумя Манифестами существует некая связь.

Рейдерство мирового масштаба

Вот какую версию в этой связи предложил дотошный американский исследователь вопросов экономики и истории Энтони Саттон. В своих капитальных трудах «Власть доллара», «Кто властвует в Америке» и ряде других Саттон проводит мысль о том, что в середине 19-го столетия крупнейшие американские финансисты и ряд их европейских коллег вознамерились захватить мировую власть. Манифест Клинтона Рузвельта стал для них руководящим документом по достижению конечной цели.

Шаг за шагом историк описывает, как продвигался сам процесс захвата власти в США узкой группой финансистов. Как в 1913 году эти люди добились создания Федеральной Резервной системы, которая печатает доллары, но не подчиняется официальным американским властным структурам. Как банки захватывали целые отрасли промышленности, постепенно превращаясь в мощные монополии. Как эти монополии постепенно вытесняли с рынка мелкий и средний бизнес, обрекая его на вымирание. Как президенты США превратились в марионеток по обслуживанию интересов крупного капитала…

А Манифест Маркса для элиты с Уолл-стрит показался подходящим для революционного разрушения тех государств, которые захотят противиться планам мировой финансовой элиты. По этому поводу Саттон пишет:

«Цель финансирования Маркса была одна — всей мощью марксистской философской канонады обрушиться на средний класс и таким образом добиться господства элиты. Марксизм — это средство для упрочения власти элиты. Он не ставит своей задачей облегчить страдания бедных или способствовать прогрессу человечества. Это всего лишь план элиты, как та утопия, «наивная и незамысловатая».

В качестве примера такого разрушения историк привёл печальную судьбу России в XX веке. Марксисты, при полной поддержке западных банкиров, разрушили Российскую империю. Согласно завещанию Маркса, с особым остервенением они уничтожили средний класс — мелкую городскую буржуазию и кулаков. А всю собственность сделали «общенародной», то есть ничей.

Поскольку коммунизм изначально был утопией, то мировая финансовая элита спокойно дождалась полного банкротства российского социалистического эксперимента. И после 1991 года различные транснациональные монополии принялись за приватизацию собственности Российского государства. В этом им активно помогали и помогают до сих пор наши бывшие коммунистические функционеры, сами ставшие частью мировой элиты…

Такова цена марксистского учения о «всеобщем равенстве и братстве».

Игорь Невский, специально для «Посольского приказа»

marks-agent-finansovoj-oligarhii.txt · Последние изменения: 2017/07/21 22:19 — archivadmin