БИБЛИОТЕКА

многоаспектность в истории России

Инструменты пользователя

Инструменты сайта


inostranny_kapital_v_rossii

РОЛЬ ИНОСТРАННОГО КАПИТАЛА В РОССИИ

Кому принадлежала Россия, которую мы потеряли? Российский капитализм и иностранный капитал

Иностранный капитал в Российской империи

В начале царствования Николая II иностранцы контролировали 20–30 % капитала в России, в 1913 г. уже 60–70 %, а к сентябрю 1917 г. — 90–95 %. Российская империя, с одной стороны, увязла в долгах как в шелках перед Европой, с другой, она, пустив «козла в огород», стала терять контроль над своей экономикой и внешней политикой.

Мы не поймем многих вещей в истории развития капитализма в России, если не определим роль иностранного капитала. Эта тема обычно избегается в нашей демократической литературе, вместе с тем она была болезненно спорной и в советской литературе, посвященной дореволюционному периоду. Так, тот же П.А. Хромов в одной из работ, приводя массу статистических данных о проникновении иностранного капитала, пишет:

«Многие исследователи преувеличивали роль иностранного капитала в экономике России, не учитывая его отрицательных последствий. Ошибочно и другое мнение, согласно которому иностранный капитал будто бы играл в России такую же роль, как и в полуколониальной стране. То, что капитал в Россию экспортировался преимущественно в форме займов, а не инвестиций, дававший значительно более высокий процент прибыли кредитору, опровергает мнение о господстве иностранного капитала в экономике дореволюционной России».[12]

То есть суть проблемы заключалась в том, что, дескать, да, роль иностранного капитала была велика, но капитализм в России развивался в силу объективных причин, в том числе и благодаря самой российской буржуазии. Рассмотрим, так ли это было на самом деле. Обратимся в этой связи к иностранным ученым, которых данная проблема с идеологических позиций не волновала, и которые просто констатировали ситуацию относительно роли иностранного капитала.

Так, Майкл Корт пишет:

«Два ключевых фактора определяли развитие русского капитализма: непропорциональную роль иностранцев и прямое вмешательство государства. Иностранцы играли такую выдающуюся роль из-за отсутствия капитальных ресурсов и необходимого технического мастерства для расширения промышленного производства. Иностранные инвестиции фактически достигали 1/3 всех промышленных инвестиций в России, в частности сконцентрированные в таких базовых отраслях промышленности как железная, угольная, химическая и нефтяная.:Фактически, несмотря на постепенное развитие российской буржуазии после 1860 г., роль государства в национальной экономике росла с каждым десятилетием между 1860 и 1900 годами».[13]

Проиллюстрируем его рассуждения на цифрах.

К началу 1898 г. в России насчитывалось 1146 акционерных обществ с капиталом в 2061 млн руб., в том числе основным в размере 1806 млн руб. и запасным — 255 млн руб. Из общего числа предприятий этого рода иностранными считались 115 с капиталом в 337 млн руб. В 1898 г. допущены к операциям в России 23 иностранные анонимные компании с основным капиталом в 96 млн руб..[14] То есть к концу века приблизительно 1/6 часть акционерного капитала принадлежала иностранцам, что было немало. Однако в последующем их роль, как в количественном, так и в качественном отношениях возрастала стремительно, принимая разнообразные формы. Так, Французский банк стал главным поставщиком займов на развитие железных дорог, военно-промышленные компании Виккерс и Шнейдер — финансировали военные заказы в России, англо-голландский трест «Ройл Датч Шелл» развернул бурную деятельность поначалу в районе Грозного, затем Баку. В 1908 г. большая часть акций «Лензолото» (среди акционеров, между прочим, была и мать Николая II) перешла в руки лондонского финансового концерна «Дена — Голдфилдс».[15]

У Ленина в его «Тетрадях по империализму» есть подробный конспект книги о Е. Агада «Крупные банки и всемирный рынок» (С.-Петербург, 1914), в который работник банка весьма детально описывает «взаимосвязи» европейских банков с российскими. Вот некоторые выдержки из этой работы. (В круглых скобках — страницы оригинала, в квадратных — страницы «Тетрадей»).

«Сосьете женераль etc.», «Банк де Пари э де Пэи-Ба», «Банк де л'Юнион паризьен» «парижское банковское трио, которое располагает миллиардами франков и главным рынком которого является Россия, контролирует следующие русские банки: 1) Русско-Азиатский банк, 2) Петербургский частный банк, 3) Соединенный банк, и оно ввело акции некоторых близко стоящих к этим банкам промышленных концернов на парижскую биржу» (55).

«С 1906 г. еще усиливается дальнейшее и более крупное немецкое финансовое участие в «Русском банке для внешней торговли», называемым Русский банк, и в «С.-Петербургском международном торговом банке», называемым Международным; первый примыкает к концерну «Дейче банк», второй к «Дисконтогезельшафт» в Берлине. Оба русских банка работают на 3/4 немецкими деньгами (акционерный капитал). «Русский банк» и «Международный» являются двумя наиболее значительными русскими банками вообще. Оба очень спекулятивны» (82).

Октябрь/ноябрь 1913 г. (Из Ленинской таблицы)

{С.-Пет. Депозитивные банки а) в «системе участий»: Немецкое участие — 4 банка: Сибирский торговый; Русский банк; Международный; Учетный банк. Английское участие — 2 банка: Русский торгово-промышленный; Русско-Английский. Французское участие — 5 банков: Русско-Азиатский, Петербургский частный, Азовско-Донской, «Унион» (правление в Москве) Русско-Французский торговый. + 8 независимых русских банков (в СПБ и Москве) [99]}.

«Это разъясняет деятельность тех петербургских банков, которые, будучи по видимости «русскими», по источникам средств «иностранными», а по риску — «министерскими», выросли в паразитов русской хозяйственной жизни. — И этот прецедент (рассказ был о Сибирском банке etc.) «стал ныне принципом для организации петербургских банков. Берлинские и парижские директора крупных банков считают свои интересы защищенными: » (137) [100].

«Распределение этой мощности между тремя заграничными группами банков примерно следующее: 1) Французское банковское три плюс 5 петербургских банков — 55 %, 2) Немецко-Берлинское «Д» банки — 35 %, 3) Английско-лондонские синдикаты плюс 2 петербургских — 10 % (212) [105].

А вот данные из работы А.Н.Зака «Немцы и немецкий капитал в русской промышленности» (СПБ, 1914).

Сумма акционерных капиталов в России: 1912: русские — 371,2 миллиона рублей, иностранные — 401,3 млн руб. /225/, т. е. более половины приходится на иностранный капитал.

Немецкий капитал в отраслях промышленности распределялся следующим образом: 1912 г. в текстильной — 34–50 % в Московской губ. и прибалтийских губ., в содовой — 1/2 всех капиталов. Кроме того, в металлургической, машиностроительной, механической, электрической, электротехнической, светильный газ — 71,8 % немецкий, 12,6 — французский, 7,4 % — бельгийский, 8,2 — русский [226].

По размерам ввозимого в Россию капитала на первом месте стояла Франция, на втором — Англия, затем шли Германия, Бельгия, США и т. д. Французский капитал вкладывался в отрасли тяжелой промышленности и в кредитную систему. Франция была главным кредитором России по государственным займам. На долю французского ростовщического капитала приходилось около трети всех иностранных капиталов, вложенных в акционерные общества России.[16] Немецкий капитал вкладывался в предприятия электропромышленности, химической промышленности и в акционерные банки. Бельгия предпочитала горную промышленность, а также коммунальные сферы, машиностроительную и химическую промышленность.

Доля иностранного капитала в коммерческих банках России была перед войной в пределах 1/3 — 2/5, во время войны она несколько снизилась.[17]

А вот ответ на утверждения Некрича и Хеллера о том, что в годы войны доля иностранной зависимости России от иностранного капитала резко понизилась. На самом деле удельный вес иностранного капитала в основном капитале ведущих коммерческих банков составлял на 1 января 1917 г. 47 %, а в таких банках, как Русско-Азиатский, — 79, Петроградский частный Коммерческий банк — 58, Соединенный банк — 50 % и т. д. (Хромов, 1950, 385). В начале царствования Николая II иностранцы контролировали 20–30 % капитала в России, в 1913 г. — 60–70 %, к сентябрю 1917 г. — 90–95 %.[18] В подтверждение мне попалась еще одна статья, в которой Григорий Гольц (Институт народнохозяйственного прогнозирования РАН) приводит такие цифры: «…доля иностранного капитала в русских банках выросла с 7,5 процентов в 1870 г. до 43 процентов в 1914 г…в промышленности: почти половина всех капиталов принадлежала иностранцам».[19] Хотя авторы приводят различные цифры, однако общая динамика была очевидна: иностранцы прибирали финансовую сферу России в свои руки.

Российское правительство уже в то время село на иглу иностранных займов, особенно в 1906 и 1909 гг. В результате (не напоминает ли это уже наши дни?) стали накапливаться долги, на оплату процентов по которым за 10 лет (1904–1913 гг.) было выплачено 1,7 млрд рублей, причем получено немногим более одного млрд.[20]

Еще один результат. Государственный долг России с 8,8 млрд руб. в 1913 г. увеличился до 50 млрд в 1917 г.[21]

Другими словами, Россия, с одной стороны, увязла в долгах как в шелках перед Европой, с другой, она, пустив «козла в огород», стала терять контроль над своей экономикой и внешней политикой. Весьма убедительно эту зависимость описал Георг Хальгартен в своей фундаментальной работе «Империализм до 1914 года» (М., 1961), кстати, переведенной на русский язык. Он пишет: «Французский финансовый империализм, который до войны в основном контролировал южнорусскую тяжелую промышленность, в это время не только вел борьбу против германского участия в русских железнодорожных обществах, но даже размещение новых русских займов в Париже ставил в зависимость от строительства русских стратегических железных дорог и значительного увеличения армии» (с.629).

К этому же можно добавить, что уже упоминавшийся «Сосъета женераль» вместе с одним левантийским банком захватила в свои руки финансовый контроль над верфями в Николаеве на Черном море, где уже управляли бельгийцы (с. 634).

Наконец, можно вспомнить и о русском промышленнике А. И. Путилове. Оказывается, на Путиловском заводе «из 32 директоров 21 директор, а из общего числа рабочих и монтажеров 60 % принадлежали немецкой национальности» (с.632). В финансовом же отношении контроль осуществлялся банком «Унион паризъен» (с.633).

Само собой разумеется, все эти «Виккерсы», «Крезо» и прочие имели своих людей на любом уровне власти и в любой сфере: будь то Дума, царский двор или правительство. Что также в деталях описано у Хальгартена (с.634).

А вот одна из важнейших причин участия нашей страны в войне на стороне Антанты. Хальгартен продолжает: «Из-за этих гигантских сделок происходила драка между концернами военной промышленности всей Западной Европы, особенно, конечно, Антанты; ее концерны не только снабжали Россию извне, но контролировали также не многие мнимо русские предприятия и таким образом закрепляли за странами Западной Европы монополию поставок для русской армии, а это, согласно, правда, пристрастному мнению тогдашнего русского военного министра Сухомлинова, препятствовало созданию достаточно сильной национальной военной промышленности и тем самым обусловило русскую катастрофу 1915 года, которая, несомненно, была вызвана в первую очередь недостатком боеприпасов» (с. 631).

Отсюда становится понятным, почему Россия, имевшая более высокий уровень торговых связей с Германией[22] (не говоря уже о дружбе между Вилли и Ники), тем не менее, выступила на стороне Антанты. Причина единственная: совокупный англо-французский капитал контролировал более обширные и масштабные экономические сферы, чем капитал германский. Понятно, чей капитал должна была обслуживать Россия, втягиваясь в войну против Германии. Этого не понимала часть царских министров и думских деятелей. Так, уже после начала войны Н. Маклаков и И. Щегловитов подали царю записку, «в которой указывали на необходимость скорейшего окончания войны с Германией, родственной России по политическому строю. Напротив, сближение с нашими союзниками они считали опасным для России».[23]

Авторы сайта нашли этот материал здесь: http://aloban75.livejournal.com/3127866.html


http://nikital2014.livejournal.com/7490.html

(У автора этого дневника в ЖЖ есть интересные материалы по истории России до и после революционной).

Когда тезисы об отсталости, бедности и невежестве в РИ подвергаются критике и опровергаются (путем сравнения с СССР в частности), то у неосовков остается последний сногсшибательный аргумент: Россия была колонией (полуколонией) западных стран. А великий Ленин её спас. Самый легкогуглемый пример подобного суждения вот. Скажу сразу, этот вопрос не получил еще окончательного разрешения среди историков и экономистов. Я привожу лишь аргументы в пользу того, что иностранный капитал некоим образом не закабалял экономику и тем более политику.

Начнем, как это водится у комми, с цитаты Владимира Ульянова, более известного как Ленин.

«Война порождена империалистскими отношениями между великими державами, то есть борьбой за раздел добычи, за то, кому скушать такие-то колонии и мелкие государства, причем на первом месте стоят в этой войне два столкновения. Первое — между Англией и Германией. Второе — между Германией и Россией. Эти три великие державы, эти три великих разбойника на большой дороге являются главными величинами в настоящей войне, остальные — несамостоятельные союзники.»[1]

Сравните это с опусами нынешних последователей Ленина. Они противореча великому вождю пишут о том, что Россия была полуколонией!!!!! Да расстрелять их всех нахер незамедлительно. Но нам помешает Джугашвили,более известный как Сталин. Именно он настоял на внесение РИ в число колоний,потому что его политика как раз была против иностранного капитала ( по официальной версии). Сам Ленин не особо возникал против инвестиций,ибо когда пришел к власти,понял что без них никуда. И подписал декрет о концессиях.[2] Но хватит о вождях. Перейдем к исследованием. Начнем со статьи Васильевой.[3]

«Однако, привлекая иностранный капитал в страну, правительство в то же время стремилось создать такую законодательную базу для иностранных инвестиций, которая не позволила бы иностранному капиталу занять ведущие позиции в экономике. В последней трети XIX века государственная политика в отношении иностранного предпринимательства приобретает все более дифференцированный характер.»

«Нужно отметить, что русское правительство держало иностранные промышленные предприятия под жестким контролем и даже делало энергичные попытки передавать их в руки российских подданных. Ощущая поддержку государства, российские предприниматели активно отстаивали свои позиции, зачастую даже устанавливая контроль над компаниями, учрежденными иностранными инвесторами. Так, в 1911 году золотодобывающая компания «Лена Голдфилдс», созданная английскими предпринимателями, перешла под контроль российских акционеров.»

«Иностранный капитал играл значительную роль в развитии российской промышленности, но не решающую. По мнению О. Платонова, общий объем зарубежных вложений в промышленность составлял не более 9 – 14 % всех промышленных капиталов. Эта цифра не превышает аналогичных показателей основных западноевропейских стран и свидетельствует о включении Российской империи в сферу действия общемировой тенденции интернационализации капитала. Хотя нужно признать, что оценка удельного веса иностранных инвестиций в русской промышленности неоднозначна. В свое время П.В. Оль писал, что в период с 1880-го по 1913 год капиталы иностранного происхождения составляли около 50% всех вложенных в промышленность России. Однако известно, что на начало XX века доля иностранных предпринимателей среди владельцев торговых домов составляла лишь 11,3 %.»

«Процесс русификации стал главной особенностью иностранного предпринимательства в России. Он шел достаточно быстро. В большинстве случаев иностранные предприниматели обрусели, некоторые были связаны семейными узами с русским купечеством. Часть из них приняла русское подданство (зачастую это было продиктовано интересами дела) и в отдельных случаях – православную веру.»

«За 20 лет функционирования частных иностранных инвестиций в экономике России определилась тенденция к их растворению в отечественных капиталах и замедлившийся приток иностранных инвестиций начал принимать обезличенную форму.»

«Иностранные инвесторы по большей части не строили в России новых предприятий, а вкладывали средства в уже существующие. Технологический уровень вновь создаваемых иностранными инвесторами предприятий соответствовал современному уровню производства и отражал технологическое лидерство стран-инвесторов в тех или иных отраслях. Это, несомненно, повышало общий технологический потенциал российской промышленности.»

«Нужно учитывать и тот факт, что иностранные банки, финансирующие промышленность России, не только не были связаны между собой, но зачастую жестко конкурировали. Как нечто единое иностранный капитал в России никогда не фигурировал. Были отдельные группы инвесторов, интересы которых довольно редко совпадали.»

«Заметим также, что инициатива иностранных капиталистов зачастую определялась деятельностью многих российских предпринимателей, а в целом ряде случаев она предопределяла основные направления активности зарубежных дельцов. Начальная, самая черновая и трудная работа по формированию крупных предприятий в новых отраслях, связанных с риском убыточности, пришлась на долю русских капиталистов. Иностранный капитал устремлялся в эти отрасли тогда, когда прибыли были во многом уже гарантированы соответствующей экономической политикой правительства и большой предшествующей работой, проделанной русскими предпринимателями. Приток иностранного капитала сопровождался процессом сращивания его с отечественным капиталом, создавая тем самым предпосылки включения Российской империи в мировую экономическую систему.»

Никакого нытья о колониальности в этой работе нет. Теперь я приведу пару цитат из диссертации Баева [4].

«Вопросы о необходимости иностранного капитала для форсирования промышленного развития, о мере участия иностранного капитала и приносимых им результатах, о возможности зависимости туземной промышленности от иностранного капитала стоят в повестке дня уже давно, но единого мнения по данным проблемам нет до сих пор. Неоднозначно освещен и исторический опыт России в деле привлечения и функционирования иностранного капитала, результатах и последствиях его деятельности в России.»

» Следует заметить, что во многом неправильные выводы, к которым пришли советские исследователи роли иностранного капитала в развитии промышленности России, во многом объясняются не только идеологическим детерминизмом советской историографии 30-х - начала 50-х гг., но и слабой источниковой базой большинства работ, основу которых составляла периодическая печать с оценочными суждениями ее авторов, а архивные материалы использовались явно недостаточно »

«В 50-е годы «антиимпериалистическая» направленность статей И. Зобачева, А.М. Соловьевой, А.А. Лукина [17] еще явно доминирует над объективным анализом привлекаемых источников, но стараниями М.Я. Гефтера и З.Г. Карпенко «Копикуз» начинает реально оцениваться не как германская, а как русская монополия с солидным французским участием [18]. Этому немало способствовала работа И.Ф. Гиндина [19], поставившая под сомнение данные П.В. Оля (кстати, одним из примеров участия иностранного капитала в российских предприятиях, неправильно оцененного П.В. Олем и пересмотренным И.Ф. Гиндиным, был «Копикуз»), на которых во многом базировалась «денационализаторская» теория 30-50-х гг. Следует заметить, что и в начале 50-х годов в работах П.А. Хромова и В.И. Маевского [20] сохраняется тезис о зависимом положении российской экономики от иностранных государств, но уже в 60-е годы В.И. Бовыкин, И.М. Бровер, А.Л. Сидоров доказывают безосновательность этой идеи [21]. »

[17] Зобачев И. Провал планов закабаления Сибири иностранными империалистами Сибирские огни, 1951, №6; Соловьева А.М. К вопросу о роли финансового капитала в железнодорожном строительстве России накануне первой мировой войны Исторические записки. Т. 55. - М., 1956; Она же. Из истории «Копикуза» (1912-1917 гг.) Труды научной конференции по истории черной металлургии Кузбасса, посвященной 140-летию Гурьевского завода (1816-1956). - Кемерово, 1957; Лукин А.А. Проникновение американского и английского капитала в Западную Сибирь накануне и в годы первой мировой войны. Автореф. дисс. канд. ист. наук. - Томск, 1959; Он же. Дореволюционный Кузбасс в планах иностранных монополий Труды кафедры марксизма-ленинизма Сталинского государственного педагогического института. - Сталинск, 1959; Он же. Экономические интересы американского и английского капитала в Сибири накануне Великой Октябрьской социалистической революции Доклады и сообщения научной конференции по истории Сибири и Дальнего Востока. - Томск, 1960 [18] Гефтер М.Я. Из истории проникновения иностранного капитала в горную промышленность Урала и Сибири накануне первой мировой войны Доклады и сообщения Института истории АН СССР. Вып.3. - М., 1954; Карпенко З.Г. Из истории угольной промышленности Кузбасса до Великой октябрьской социалистической революции Труды Томского государственного университета. Т. 128. - Томск, 1954 [19] Гиндин И.Ф. Русские коммерческие банки. - М., 1948 [20] Маевский В.И. Экономика русской промышленности в условиях первой мировой войны. - М., 1957; Хромов П.А. Очерки экономики России периода монополистического капитализма. - М., 1960 [21] Об особенностях империализма в России. - М., 1963; Бовыкин В.И. Зарождение финансового капитала в России. - М., 1967 «В 1984 г. В.Н. Разгон впервые проанализировал рассмотрение проблемы экономического развития Сибири в эпоху капитализма, в том числе и роли иностранного капитала, в американской историографии, обратив внимание на идеализацию предпринимательства иностранных капиталистов в Сибири, игнорирование негативных моментов их деятельности и изображение предпринимательской инициативы иностранцев в качестве важнейшего фактора индустриализации России. Также был подмечен процесс «русификации» иностранных фирм в России и отмечен его объективный характер вследствие условий деятельности иностранных капиталистов в России [26].» [26] Разгон В.Н. Современная американская историография о социально-экономическом развитии Сибири эпохи капитализма Вопросы социально-экономического развития Сибири в период капитализма. - Барнаул, 1984

«Современный период изучения истории иностранного капитала в промышленности России начинается с конца 80-х годов, когда было разрешено создание совместных предприятий и сначала в публицистике, а затем и в исторической литературе взяла верх идея позитивного характера участия иностранного капитала в финансировании российской промышленности.»

«И.В. Поткина в 1994 г. рассмотрела проблему трактовки роли иностранного капитала в капиталистическом развитии России зарубежными историками, которые отмечали огромное позитивное влияние зарубежных инвестиций на индустриальное развитие России [30].»

[30] Поткина И.В. Индустриальное развитие дореволюционной России. - М., 1994

«Данные положения свидетельствуют скорее не о закабалении или превращении в полуколонию, а о становлении России как равноправного партнера в мировой экономике, который твердо знает и отстаивает свои интересы. Таким образом, результаты деятельности иностранного капитала в акционерных обществах, действовавших в промышленности Кузнецкого бассейна, следует признать положительными. Этот опыт вековой давности выдержал проверку историей и должен пригодиться и в современных условиях, когда Россия вливается в мировую экономическую общностью»

Работа очень большая. Я цитировал введение и вывод. По ходу труда автор использует много архивных данных. Мало того,что он сам не видит здесь никакой закабаленности,так он еще проанализировал видные работы современных историков,большинство которых развенчали этот миф. За него держатся лишь отягченные идеологией поклонники Джугашвили. Также следует упомянуть еще несколько работ. Это статьи Кочегаровой [5],Гордячковой [6], ну и экземпляры по-меньше,но все равно интересные.[7],[8]. Любопытную информацию о немецком капитале в России сообщает Мошенский в своей книге.[9] Он отмечает,что размер этого капитала гадательный,но то,что Германия лидировала в российских акционерных обществах-очевидно. К началу 20 века немецкие предприниматели преобладали в Москве и Петербурге. Я это к тому веду,что все это не мешало проводить антинемецкую политику. Это значит,что капитал в этом вопросе не играл решающей роли. Нельзя обойти вниманием и книгу Фархутдинова [10]. Приведу пару отрывков.

«Отличительной чертой иностранных инвестиций в конце XIX нач. XX в.в. было то, что зарубежные предприниматели не гнались за «легкими деньгами», как сегодня, и не вывозили прибыль за рубеж, как делают сегодня почти все доморощенные капиталисты из «новых русских», а реинвестировали нажитый капитал снова в Россию.»

Кстати,где-то на просторах рунета слышал нытье мол,когда иностранцы строили у нас 2 предприятия,то на вырученные бабосы у себя строили 3. И поэтому мол душевое производство у нас ниже,чем у европейцев. Бред это.

«По статистике, в 1881-1913 г.г. прирост заграничных инвестиций в русские акционерные предприятия превышал дивиденды, как отмечает дореволюционный историк-специалист по иностранному капиталу В.Бовыкин, на вложенный иностранный капитал. Отсюда – процесс ассимиляции иностранного капитала в России, отчетливо проявившийся в годы предвоенного промышленного бума. Иностранные компании «обрусели» в прямом и переносном смысле слова. Все это было похоже на тогдашнюю ситуацию в США.»

«Проведенный в экономической литературе анализ показывает, что все разговоры о том, будто бы иностранный капитал шел в Россию, чтобы грабить ее природные богатства, являются праздными. Общим итогом привлечения иностранных инвестиций было то, что из страны, еще в 1877 г. ввозившей обыкновенные мешки, она превратилась в страну, на 56% удовлетворявшую свои потребности в станках и оборудовании за счет внутреннего производства. Известно, что перед первой мировой войной ввоз сырья и полуфабрикатов в Россию в 4 раза превышал вывоз. Экспортировалась, например, не нефть, а продукты ее переработки, причем, в объемах, которые не находили сбыта на российском рынке.»

«Но не вызывает сомнения тот факт, что накануне первой мировой войны Россия была достаточно мощной экономической державой, и не последнюю роль в этом сыграли иностранные капиталы, иностранная техника и технология.»

Вообще тезис о политической зависимости РИ удивляет. Даже современная РФ, центральный банк которой не принадлежит государству и проводит политику валютного комитета,все равно самостоятельное государство,чему служит подтверждением текущая ситуация на Украине.

Дабы закончить очерк,приведу также монографию американского профессора Энтони Саттона. На основе американских архивов,он доказывает,что советский союз построен с помощью американских корпораций,которые оплатили НЭП и индустриализацию.[11] Поэтому СССР тоже можно назвать колонией или полуколонией иностранного капитала =)

З.Ы. Проблему долгов РИ затрону в другом посте.

P.S.S. Добавлю еще пару цитат.

«Средний ежегодный приток иностранных инвестиций в России после введения золотого стандарта увеличился почти в 4,4 раза [30]. Однако они составили только 11% всех чистых капиталовложений в России. Поэтому П. Грегори констатирует, что иностранным финансам приходилось играть лишь вспомогательную роль в повышении уровня накопления внутреннего капитала [31]. П. Грегори убедительно доказывает, что индустрия в России была построена в основном на капиталы российского происхождения. За двадцать лет с 1888 по 1908 год превышение вывоза над ввозом составило 6,6 млрд. золотых рублей. А это только торговля, без учета перевода прибылей и процентов за кредиты.

Россия стремилась избегать чрезмерной зависимости от иностранного капитала. Отечественная промышленность имела высокий уровень собственных накоплений [35]. В России валовые иностранные инвестиции составляли до 20% от внутренних накоплений [34]. По другим данным, в целом общий объем зарубежных вложений в промышленность составлял не более 9-14% от всех инвестиций в нее, т.е. не больше, чем в основных западноевропейских странах. » [12] [30]Грегори П. 2003. Экономический рост Российской имерии (конец XIX - начало XX в.). М. РОССПЭН. C 41 [31]Грегори П. 2003. С. 44. [34]. Грегори П. 2003. С. 28. [35]. Платонов О. 1995.Вступительная статья. Энциклопедия купеческих родов. 1000 лет русского предпринимательства. М. С. 30-31.

«Анализ историографии второй половины 1950-х - начала 1960-х гг. показал, что отказ от тезиса о полуколониальной зависимости России был связан с разработкой конкретных материалов и совершенствованием методологии и методов исследования, в частности, использования статистико-экономического метода изучения роли иностранного капитала.» [13]

UPD 28.11.2014.

Весьма интересна в этой связи статья Юрия Петрова,доктора исторических наук,опубликованная в журнале Гражданин [14]

«Подчеркнем, однако, что часто звучавший в советской литературе мотив о политической подоплеке внешних операций российской казны, о переходе России от германской к французской ориентации под влиянием смены финансовых приоритетов при всей своей внешней убедительности не находит подтверждения в исторической реальности. Взаимоотношения политики и экономики носят более опосредованный характер, нежели догматические представления о подчинении политической «надстройки» экономическому «базису».»

По поводу цифр Оля,которыми часто оперируют сталинисты,Петров пишет следующее.

«Следует, впрочем, учитывать, что приводимые цифры восходят к расчетным данным российского экономиста 1920-х годов П.В. Оля. Исследования последних лет, опирающиеся на уточненную источниковую базу, свидетельствуют, что сумма инвестиций у П.В. Оля для периода предвоенного промышленного подъема 1909-1913 гг. превышает реальный уровень на 10-14%. С учетом этой минимальной 10%-й коррекции сумму иностранных частных инвестиций в российскую экономику к 1914 г. следует оценивать в 1414 млн руб., или 16,8% всех инвестиций в акционерные предприятия России.»

Ну,и довольно взвешенный вывод

«Резюмируя, можно констатировать, что иностранный капитал являлся важным, хотя отнюдь не определяющим фактором экономического развития страны. Удовлетворяя назревшие потребности российского народного хозяйства, ориентируясь на внутренний рынок, переплетаясь и сращиваясь с отечественным капиталом, иностранный капитал интегрировался в процесс индустриализации страны, облегчив продвижение по этому пути и подтолкнув создание целого ряда отраслей экономики (например, угольно-металлургический район Донбасса).»

Небольшой историографический обзор по теме можно найти в книге Юрия Семенова [15]. Автор придерживается противоположных взглядов,его публикуют на скепсисе и т.д.,но даже он должен признать,что

Иностранные историки, признавая все эти цифры, в то же время в большинстве своем отказываются говорить о зависимости России от Запада.[54] Некоторые из них признают определенное влияние Франции, особенно перед 1914 г., но тут же подчеркивают, что «потеря суверенитета» в данном случае была «не очень значительной».[55]

…Но никто из этих историков и социологов не понимал периферию в том смысле, который вкладывался в это слово сторонниками концепций зависимости. Они не обратили должного внимания на зависимость России от Запада, на ее эксплуатацию развитыми странами. В результате антипаракапиталистический и антиортокапиталистический характер русской революции не был ими понят, как и подобный же характер других периферийных революций…

54. Falkus M.E. P. 60.

55. McKay J.P. Pioneers of Profit. Foreign Enterprenership and Russian Indusrialisation 1885-1913. Chicago and London, 1970. P. 275.

Ну,понятно это же жидобуржуазные историки,куда им до истинных марксистов,которые все всегда понимают и все умеют =)

Литература

[1]. Ленин В.И. «О сепаратном мире»\\«Социал-Демократ, № 56» 6 ноября 1916. [2]. Интересующиеся могут прочитать доклад Ленина о концессиях. ПСС В. И. Ленина Т.42 стр. 91. http://www.teopolitika.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=145:2010-11-15-18-49-41&catid=8:2009-02-04-13-08-32&Itemid=10 [3].Л.В. Васильева «Участие иностранного капитала в экономике Российской империи и его влияние на торгово-промышленное развитие Западно-Сибирского региона в конце XIX – начале XX вв.» [4].Баев О.В. Иностранный капитал в промышленности Кузнецкого бассейна (конец XIX - начало ХХ в.) [5]. Елена Кочегарова. Иностранный капитал в золотодобывающей промышленности:преемственность государственной политики Российской империи-СССР. [6].Гордячкова О.В. РОЛЬ ИНОСТРАННЫХ ИНВЕСТИЦИЙ В ЭКОНОМИКЕ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ И РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ: КОМПАРАТИВНЫЙ АНАЛИЗ. [7].Иностранный капитал.ИСТОРИЯ РОССИИ XIX - начала XX вв. [8].Инвестиции в Российской Империи Инвестиции на финансовых рынках. [9].Мошенский С. З. Рынок ценных бумаг Российской империи. C 211-212 [10].И.З.ФАРХУТДИНОВ ИНОСТРАННЫЕ ИНВЕСТИЦИИ В РОССИИ И МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО - Глава I. Иностранные инвестиции в России 1. История, состояние и перспективы. [11].Western Technology and Soviet Economic Development: 1917—1930 (1968) Western Technology and Soviet Economic Development: 1930—1945 (1971) Western Technology and Soviet Economic Development: 1945—1965 (1973) National Suicide: Military Aid to the Soviet Union (1973) [12] С. Миронин «Экономика Царской России» [13]Малинин Н.В. Займовые средства государственного бюджета Российской империи и их значение в социально-экономической и политической жизни страны в конце XIX - начале XX в. [14] Юрий ПЕТРОВ РОССИЙСКАЯ ЭКОНОМИКА В НАЧАЛЕ ХХ ВЕКА
«Гражданин» 2003г №3,4 [15] Юрий Семёнов Введение во всемирную историю. Выпуск 3. История цивилизованного общества (XXX в. до н.э. — XX в. н.э.) глава 5.4

Банкирские дома в России 1860—1914 гг.

Банкирские дома в России 1860—1914 гг.. Предлагаемая книга посвящена истории предприятий частного банкирского промысла в России во второй половине XIX—начале XX в., банкирским заведениям, точнее банкирским домам и банкирским конторам. В большинстве своем это были обычные торговые дома, занимавшиеся банкирскими операциями и совмещавшие торговлю с банковским предпринимательством, постепенно становившимся основным источником их доходов. Во второй половине XIX в. понятия «банкирская контора» или «банкирский дом» стали широко распространенными, однако вплоть до первой мировой войны даже крупные банкирские дома, такие как «И. Е. Гпнцбург» или «Л. Поляков», часто называли свои семейные фирмы то торговыми или банкирскими домами, то банкирскими конторами, поэтому читателя не должно смущать употребление и на страницах этой книги, особенно при цитировании источников, разных названий одних и тех же учреждений. Разница между банкирским домом и банкирской конторой была условной. Как правило, банкирскими домами назывались более крупные фирмы. Однако иная банкирская контора по своим операциям могла превосходить банкирский дом, а для получения банкирской конторой статуса банкирского дома не требовалось предъявления каких-то особых свидетельств о характере ее деятельности. Например, поселяне-собственники Хортитской волости Екатеринославской губернии, жившие в с. Нью-Йорк Бахмутского уезда, Петр Петрович Дик и Петр Генрихович Унгерн открыли в своем селе банкирскую контору, а позднее, в январе 1912 г., обратились с заявлением к управляющему Екатеринославской губернии, чтобы довести до его сведения, что их контора «переименуется с 1-го февраля 1912 г. в банкирский дом под фирмою ,,П. Г. Унгерн и П. П. Дик« с основным капиталом в 100 000 р.».1 Этого заявления, переданного из Екатеринославского губернского правления в Особенную канцелярию по кредитной части Министерства финансов, было достаточно для того, чтобы владельцы конторы могли сменить вывеску и отныне вести деловую переписку на бланках с грифом: Нью-Йорк Бахмутского уезда, банкирский дом «П. Г. Унгерн и П. П. Дик».2

От банкирских домов и контор, видимо, отличались меняльные лавки, также относившиеся к заведениям частного банкирского промысла, ибо их основной операцией был обмен денег.3

При изучении кредитной системы дореволюционной России исследователи не уделяли специального внимания банкирским домам и конторам, как мне кажется, по двум причинам. Первая — это естественный интерес к крупным и более влиятельным коммерческим банкам, акционерным предприятиям, игравшим решающую роль в финансировании народного хозяйства. Вторая — отсутствие коллекций документов банкирских домов или контор. В архивах сохранились лишь документы о тех или иных банкирских домах, обычно связанные либо с фактом их регистрации, либо с наградами их владельцев или в связи с судебным разбирательством и установлением администрации над их деятельностью в результате банкротства. Автору не удалось обнаружить значительных коллекций документов, отражающих деятельность банкирских заведений. Сохранились некоторая документация Особенной канцелярии по кредитной части Министерства финансов, собиравшей информацию о банкирских домах, материалы, связанные с попытками правительства выработать специальное законодательство для банкирских заведений, а также следы деловых отношений банкирских домов и контор с акционерными банками. Следует учитывать, что банкирские дома не были обязаны отчетностью, на них не распространялись правовые нормы, существовавшие для акционерных предприятий, и правительство часто получало сведения о деятельности банкирских домов из косвенных источников. Так, например, в начале 1900-х гг. в Петербурге работал банкирский дом Генриха Блокка. Особенная канцелярия по кредитной части получила о нем сведения из цензуры, запретившей печатать объявления этого банкирского дома, противоречившие законам.

inostranny_kapital_v_rossii.txt · Последние изменения: 2017/08/04 08:06 — archivadmin