БИБЛИОТЕКА

многоаспектность в истории России

Инструменты пользователя

Инструменты сайта


lena-goldfields

LENA GOLDFIELDS

В материале "Ленин и ленское золото" упоминается компания «Лена голдфилдс» (Lena Goldfields), интерес к которой настолько востребован, что я решил здесь опубликовать всё, что нашёл в интернете о деятельности этой компании и её хозяевах.

* * *

Источник: http://a-eliseev.livejournal.com/1597450.html Как было при «царе». Никакой Царь не правил тогда, а Государь честно отрёкся

«На момент забастовки 66 % акций «Ленского золотопромышленного товарищества» («Лензолото») принадлежало компании «Lena Goldfields»[1]. Компания была зарегистрирована в Лондоне. Акции компании торговались в Лондоне, Париже и в Санкт-Петербурге. 70 % акций компании «Lena Goldfields», или около 46 % акций «Лензолота» находилось в руках русских бизнесменов, объединённых в комитет российских вкладчиков компании. 30 % акций компании «Lena Goldfields», или около 20 %[1] акций «Лензолота» было в руках британских бизнесменов. Примерно 30 % акций «Лензолота» владели Гинцбурги и их компаньоны. Управление добывающей компанией. Несмотря на то что большинство акций «Лензолота» находилось в руках «Lena Goldfields», непосредственное управление Ленскими рудниками осуществляло «Лензолото» в лице Гинцбурга. Правление товарищества, действовавшее на момент забастовки, было избрано в июне 1909 года[2]:

Директор-распорядитель — барон Альфред Горациевич Гинцбург; Директора правления — М. Е. Мейер и Г. С. Шамнаньер; Члены ревизионной комиссии — В. В. Век, Г. Б. Слиозберг, Л. Ф. Грауман, В. 3. Фридляндский и Р. И. Эбенау; Кандидаты в члены правления — В. М. Липин, Б. Ф. Юнкер и А. В. Гувелякен; Управляющий приисками — И. Н. Белозёров.

Таким образом, к 1912 году сформировалось несколько влиятельных групп акционеров, заинтересованных в контроле над крупнейшей российской золотодобывающей компанией. С одной стороны, происходил конфликт интересов русского и британского бизнеса в правлении головной компании «Lena Goldfields», с другой — представители управляющей компании (и бывшие владельцы) «Лензолота» (во главе с бароном Гинцбургом) пытались не допустить фактического контроля над приисками со стороны правления «Lena Goldfields»[1]».

* * *

Вот что опубликовал у себя в ЖЖ i_grappa (i_grappa):

Концессия Лена Голдфилдс Ко.

(опубликовано здесь: http://i-grappa.livejournal.com/289839.html)

Просто пара набросков и кусков информации для размышления.

Краткая фабула: - в 1925 году советское правительство передало в концессию английской компании, дочернее предприятие которой (в лице Горацио Гинзбурга) до революции владело ленскими рудниками. - в 1929 году отношения сторон ухудшились (почему?), Лена Голдфилдс Ко. лишили концессии - в 1930 году арбитраж постановил в пользу Лена Голдфлидс 65 миллионов долларов, СССР решение не признало - в 1935 году советская сторона и компания заключили соглашение о том, что компании будет выплачена компенсация - в 1940 году СССР соглашение объявило недействительным. В том же году прибалтийские гос-ва входят в СССР - в 1959 году начинаются переговоры между СССР и ВБ относительно взаимных требований - в 1968 году заключается соглашение о взаимозачете требований

I. Журнал Time

11 мая 1925 года.

Ещё больше декоммунизации.

В то время пока обсуждалось предложение о введении частной банковской системы, было предоставлено разрешение сроком на 50 лет для лондонской компании Lena Goldfields Co., Ltd., для разработки Ленских золотых приисков в Сибири. Эта компания работала на приисках до войны и немедленно приобретёт контроль над всеми рудниками и оборудованием, которое сейчас используется и находится во владении московского правительства. Контракт является крупнейшим с момента большевистской революции и даёт компании хорошую компенсацию за потери, понесённые во время национализации собственности. Концессия покрывает область ок. 1,5 миллиона акров полей золота, серебра, меди и свинца, стоимость которых была оценена в 150 миллионов долларов США. Американский капитал будет участвовать на равных с британским.

2.4.1928

Concessions. The three most significant concessions thus far granted to foreign interests in Soviet Russia are, say Miss Thompson & Mr. Lee, 1) The Mologoles concessions granted to a German syndicate of which onetime German Chancellor Wirth was the head; 2) The Caucasian manganese concessions let to W. A. Harriman and associates of Manhattan; and 3) the Lena Goldfields concession, granted to Britons. Generally speaking, Mr. Lee appears to mistrust the good faith of the Soviet Government in connection with the recently defunct Mologoles concessions and the Harriman scheme which is now going forward under a completely revised contract «far more favorable to Mr. Harriman.»

Miss Thompson reports the Lena Goldfields to be «immensely profitable» and Mr. Lee corroborates that an official of the British company described its progress to him as «entirely satisfactory.» Again probing deeper, Miss Thompson claims to have ascertained that very many small, private concessionaires «are making enormous profits, profits which they could not possibly expect to draw in any European country or America.» She adds: «An ideal concession is that of a Danish button company which makes buttons from pressed blood obtained from Russian slaughter houses, and has acquired a fortune in a very short time.»

Both observers deem the Soviet State scrupulous in fulfilling the letter of its agreements, and yet inclined to adopt what Miss Thompson calls «a rather Machiavellian attitude,» when it proves possible to mulct or ruin a foreign capitalist while still keeping within the limits of his concession agreement.

15.9.1930

In London last week a famed German professor of metallurgy and an English lawyer of 'such distinction that he sits upon His Majesty's Privy Council resolutely announced this awful decision:

The Russian Government is ordered to pay the sum of $65,000,000 to Lena Goldfields Ltd., and this company's concession —the largest ever granted in Soviet Russia to foreign businessmen—is at an end.

Would Russia obey this order? Could two private citizens successfully command a Great Power? How did they ever get to thinking that they could? Was this to be the historic test case on the outcome of which businessmen throughout the world may base their opinion of the Soviet State's good or bad faith?

Young Comrade Litvinov. The stock control of Lena Goldfields Ltd. is held by a small group of U. S. and British tycoons who maintain the privacy of their identity. Board Chairman of the company in London is Herbert Guedalla, cousin of elegant British essayist-poet-biographer Philip Guedalla. Of the Directors close-lipped Major Frederick Davis Gwynne is easily outstanding. He went to Moscow in 1925 and signed the original terms of the Concession Agreement, a Russian signatory being young Comrade Maxim Maximovitch Litvinov who has since risen until today he is Foreign Minister of the Soviet State. Last week the Soviet Embassy in London, acting upon orders from Comrad Litvinov, declared that the German and the Englishman who ordered Russia to pay Lena Ltd. $65,000,000 had absolutely no right or jurisdiction to do so, and that their act is a total nullity. Lena's Choice. The German thus smackingly snubbed is Herr Professor Doktor Otto Stutzer. Early this year he was peacefully lecturing upon metallurgy to beer-drowsy students at the University of Freiburg. He read in the papers of disputes, ever more violent, between Lena Ltd. and the Soviet Government over operating details of the concession. Gradually the rupture grew so wide as to demand arbitration. Thereupon, under Article 90 of the Lena Goldfields Concession Agreement of 1925, the Soviet Government chose a panel of six German professors, and Lena made ready to pick one of these as chairman of the Arbitral Board. When she had looked over all the six professors carefully Lena picked Dr. Stutzer.

The Arbitral Board was to consist of three, and Lena chose as her personal champion a man in whom she knew all England (and particularly «The City») would have confidence, Rt. Hon. Sir Leslie Frederic Scott, P. C., onetime Solicitor General of Great Britain. In due course last Spring arbitral Chairman Stutzer summoned his Board to meet in Berlin. All seemed to be going swimmingly when:

1) Lena Ltd. informed the Soviet Government by telegraph that working conditions in the gold fields had been made in tolerable and impossible by the interference and oppression of Soviet officials and. secret police. In these circumstances Lena wired that she was cancelling the powers of attorney of her representatives in Rus sia, withdrawing all her Occidental representatives from the country, and would await the decision of the Arbitral Board upon what must inevitably be the final winding up of the concession.

2) Promptly the Soviet Government replied by wire that the essence of the concession had been that both parties must continue to play their roles under the document until released from this obligation by some act of the Arbitral Board. Since Lena had started to withdraw before the Board met she had, declared the Soviet telegram, completely ruptured and destroyed the concession agreement including of course its machinery of arbitration. Therefore the Arbitral Board had become a nullity, and as it had ceased to exist the Soviet Government could not and would not send any representative to sit with Dr. Stutzer and Sir Leslie.

«Implacable Hostility.» This Soviet view was not concurred in by the German and the Englishman. They plainly regarded it as a mere subterfuge. Holding that the original concession had not been destroyed, and therefore that its arbitration machinery remained valid, they pointed to Article 90. It plainly provides that if one of the disputant parties shall fail to send a representative to the Arbitral Board then a unanimous decision of the Chairman and the representative of the other party shall be binding upon both disputants. This was the unanimous decision of two that the German and the Englishman made last week, having carried their deliberations from Berlin to London during the past month.

In their decision the arbiters did not mince words, betrayed thoroughgoing exasperation with Soviet logic, methods, conduct. With frank partiality they expressed the opinion that the «friendliness» of the Soviet authorities to Lena in 1925 had changed gradually until it became in the last months of 1929 «implacable hostility.» Reason: according to the Board the inception of Soviet Dictator Josef Stalin's famed Five Year Plan of Russian self-industrialization (TIME, June 9) rendered any such capitalist company as Lena «radically incongruous» in Soviet Russia. In terminating the concession (already terminated months ago in fact by the Soviet Government) the arbiters roundly defended their order that Lena should receive $65,000,000 compensation—although the investment of Lena's tycoons totals to date less than $20,000,000.

«The sum of $65,000,000,» reads the decision, «represents the future profits which the company would have made and which the Soviet Government can now make on the assumption of good commercial management» of the equipment set up in the field by Lena.

In British business circles the Soviet rejection of a highly «correct» arbitral award (one in the normal tradition of British jurisprudence and made with the concurrence of a Privy Councilor of His Majesty the King) produced a most lugubrious effect. Cabled one fiscal correspondent, «This outcome is regarded in the financial district as a complete demonstration of the impossibility of working concessions in Soviet territory.» «GoodWill & Fair Dealing.» Impartial observers were particularly impressed by something which did not figure in despatches last week because it had nothing to do with the award. This something is Article 89 of the Concession and consists of a single sentence: «The parties base their relations with regard to this agreement on the principle of mutual good-will and fairdealing as well as on reasonable interpretation of the terms of the agreement.»

In Moscow the statesmen of Soviet Russia presumably feel that in declaring the entire agreement and its arbitral structure void they acted in a spirit of goodwill, fairdealing and reasonable interpretation. Their principal overt grudge against Lena for the past several years has been that her mining camps were «centers of counterrevolution and nests of British spies»—a. charge frequently hurled in the Moscow press. Russia's Gold. Irrespective of Lena's troubles, the paramount gold fact about Russia is that she ranks after South Africa, the U. S. and Canada as the world's fourth largest producer. Even in her year of reddest revolution (1918) she produced $12,000,000 in gold, and last year she reached an output of $24,000,000, nearly up to pre-War volume. Under Tsar Nicholas II the gold reserve of the Imperial Russian Bank was maintained at $800,000,000—twice that of the Bank of England. Today the gold reserve of the Soviet State Bank is $250,000,000.

II. Горацио Гинзберг (1833-1909) – известный российский коммерсант и филантропист, создавший Лена Голдфилдс Компании. Он, а позднее и его дети, контролировали практически всю добычу золота в Сибири до большевистской революции 1917 года. Гинзбергу был пожалован титул барона в признание за его достижения и службу России.

III. Премьер Министр ВБ М.Тэтчер, 5.12.1988. Золото бывших центральных банков Латвии Литвы и Эстонии, хранившееся в Банке Англии, не было передано СССР, а его стоимость была учтена, согласно англо-советскому соглашению о претензиях от 5.1.1968, при разрешении споров, связанных с включением этих государств в СССР. Остатки от последовавшей продажи золота, были использованы для возмещения компенсации по искам британцев – собственников и инвесторов, чье имущество было реквизировано или утратило ценность. Англо-советское соглашение о претензиях, конечно же, не повлияло на наше продолжающееся непризнание de jure силового включения прибалтийских государств в СССР.

IV. Советский Союз заключал соглашения, касавшиеся вопросов национализации, проведенной в Прибалтийских республиках, с Великобританией (1968 г.), Данией (1964 г.), Нидерландами (1967 г.), Норвегией (1959 г.), Швецией (1941 и 1964 гг.). Остановимся на соглашении между СССР и Великобританией об урегулировании взаимных финансовых и имущественных претензий от 5 января 1968 г. Соглашение касалось двух основных групп претензий, возникших после 1 января 1939 г. К одной из них относились имущественные права английских юридических лиц, затронутые, в частности, мерами по национализации в Латвийской, Литовской и Эстонской Советских Социалистических Республиках, а также западных областях Украины, Молдавии, Белоруссии и РСФСР, и некоторые другие права. К другой — находившиеся на территории Англии имущество и другие активы, включая счета в банках, задержанные английскими властями суда, банковские, коммерческие и финансовые требования, принадлежавшие физическим и юридическим лицам Латвии, Литвы, Эстонии, а также западных областей Украины, Молдавии, Белоруссии и РСФСР, а также хранившееся в Банке Англии золото бывших центральных банков Латвии, Литвы и Эстонии, передача которого Госбанку СССР была задержана правительством Великобритании. По соглашению претензии не подлежали взаимному предъявлению, а каждое правительство несло исключительную ответственность за урегулирование претензий и распределение оставшихся на его территории активов между своими гражданами (физическими и юридическими лицами).

Правительство Великобритании за счет активов, остававшихся на его территории, регулировало претензии держателей обязательств (облигаций), выданных правительством СССР английским акционерным обществам “Тетюхе майнинг корпорейшн” и “Лена Голдфилдс Лимитед” (см. гл. 7), независимо от гражданства таких держателей (ст. 4). Кроме того, правительство Великобритании за счет этих же активов обязывалось выплатить определенную сумму Советскому правительству в возмещение части соответствующих претензий (ст. 5).

V. R.B.Lillich, The Anglo-Sovet claims agreement of 1968. Англо-советское соглашение от 5 января 1965 года, считавшееся тогдашним правительством «очень хорошим договором», а тогдашним известным правительственным критиком – «одной из наиболее грязных мелких афер, которые когда-либо устроенных британским правительством», создало довольно большой политический шторм несколько лет назад… Великобритания, так же как и США, всё еще не получило компенсации от СССР за собственность своих подданных, отобранную во время революции. В то время, как США использовали царское имущество для предоставления частичной компенсации для определенных истцов, ВБ оставило такое имущество нетронутым, в надежде на подвижение СССР к заключению всеобъемлющего договора о всех британских претензиях… В 1959 году СССР согласился провести переговоры относительно различных исков и ответных исков двух стран, возникших из-за довоенного поглощения прибалтийских государств.

VI. V.V.Veeder, Lena goldfields arbitration: the historical roots of three ideas. 12 февраля 1930 года практически обанкротившаяся английская компания начала арбитражные разбирательства против большого и недружественного государства согласно статье об арбитраже ad hoc, содержавшейся с письменном концессионном договоре, подписанном двумя сторонами. Эта концессия была предоставлена СССР в 1925 на золотодобычу и прочее имущество, ранее оперируемое дочерним предприятием английской компании до момента их отстранения советским правительством в 1918 году.

В мае 1930 года, после трех месяцев, СССР внезапно вышел из арбитражной процедуры, бросив и защиту и ответный иск и проинструкировав назначенного арбитра не принимать участия в арбитраже. Четыре месяца спустя, 2.09.1930, английская компания получила решение о большом денежном вознаграждении, подписанное в Лондоне двумя арбитрами.

Советское правительство никогда не признавало решение по этому делу, несмотря на дипломатические переговоры между СССР и ВБ.

Позднее, СССР выплатило небольшое вознаграждение согласно соглашению в 1935 году и отказалась от этого соглашения в 1940 году.

Впоследствии, в 1992 году, ВБ оказалась плательщиком по остаточным обязательствам СССР…

* * *

Пользователь ЖЖ remi_meisner в материале, размещённом по адресу http://remi-meisner.livejournal.com/91445.html сообщает:

…была в сильной да могущественной православной стране такая компания - «Лензото». «Ленское золотопромышленное товарищество». Находилась эта компания в собственности русского православного банкира Евзеля Гинцбурга и его компаньонов - г-д Мейера, Варшавера, Винберга и других добрых христиан. Ближе к началу неспокойного 20-го века, добрые христиане набрали у государства кредитов, не смогли расплатиться и замутили по такому случаю общий гешефт с конторой под названием «Русская горнопромышленная корпорация», это было такое русско-английское АО, возглавляемое неким мистером Бойлом (тоже, надо понимать, русским православным христианином). По итогам гешефта получилось зарегистрированное в Лондоне финансовое общество «Lena Goldfields Co., Ltd». Председателем правления этого замечательного русского финансового общества стал лорд Гаррис, также в правление входили такие русские православные предприниматели, как уже известный нам мистер Бойл, мистер Бэкер (директор-распорядитель брокерской фирмы «Л. Гирш и К°»), мистер Фрешвилл (директор компании «Объединенные рудники») и другие достойные г-да. Не английские шпионы, вроде гопника Ульянова-Ленина, а настоящие джентльмены, друзья России, Которую Мы Потеряли. Под чутким руководством этих мудрых и эффективных собственников общество «Lena Goldfields Co., Ltd» расцвело и окрепло, подмяло под себя практически весь Ленский золотопромышленный район. Иной недалекий патриот возмутится - почему это русское золото добывали англичане? Поспешим успокоить нашего патриота: хоть 66% акций «Lena Goldfields Co., Ltd» и принадлежали англичанам, непосредственное управление приисками осуществляли таки русские православные бизнесмены: Гинцбург, Мейер, Шамнаньер, Век, Слиозберг, Грауман, Фридляндский и Белозеров (как этот гой сюда затесался?!!!).

К сожалению, успешному ведению православного бизнеса мешало одно обстоятельство. Одно, но очень существенное. Работало на приисках «Лензото» сплошь неэффективное и вечно пьяное русское быдло. Причем неэффективность и пьянство ещё как-то можно было терпеть. Но злые аглицкие шпионы-большевики научили быдло качать права и чего-то там нагло «трееебовать» - аккуратной выплаты жалованья, улучшения жилищных условий и чтобы сотрудники администрации приисков прекратили сексуально домогаться быдланских самок. И это вместо благодарности эффективным собственникам за создание рабочих мест! Впрочем, православные бизнесмены и их английские компаньоны терпели хамские выходки быдлорабочих с кротостью христианских святых.

Но в марте 1912-го года ленивое быдло, накрученное провокаторами-жидобольшевиками, устроило забастовку из-за какой-то мелочи (мясом тухлым в столовой накормили - да пусть скажут спасибо, что мясо вообще было! зажрались!) и потребовало уж совсем возмутительных вещей. Например: «Расширения квартир, с достаточным количеством воздуха, с бесплатным освещением. Холостым одна комната на двоих и семейному одна комната». А ещё - «8-часовой рабочий день. Предпраздничные дни по 7 часов, воскресные и двунадесятые праздники работать необязательно - считать эти дни льготными». Далее совсем нахальство - «​По первому требованию больного должна явиться медицинская помощь. Болезнь рабочего по вине Ленского товарищества оплачивается поденною платой и болезнь вообще - полднем до дня выздоровления. Обязательная выдача удостоверений больным». Как вам такое? Но это не всё, ещё быдляки хотели, «Чтобы администрация не увольняла по личным капризам, а делала это с ведома рабочей комиссии». И самое возмутительное: «Вежливое обращение администрации. Рабочих не называть на «ты», а на «вы»». Это даже комментировать невозможно. Полный список требований неблагодарного быдла можно прочитать тут: http://www.doc20vek.ru/node/2185

Естественно, сами работяги, как хорошие православные патриоты, никогда бы не додумались выдвигать такие абсолютно невыполнимые и дерзкие требования. Их, конечно, настропалили провокаторы из жидов. Самым видным жидом-провокатором был Тимофей Михайлович Соломин. Этот ушлый жидяра делал все, чтобы притвориться русским рабочим и войти в доверие к быдлу - он с 15-ти лет впахивал то на мыловаренном заводе, то на лесосплаве, то на железной дороге. И вот, занесла его нелегкая на ленские прииски, где жид Тимофей тут же опутал работяг сатанинским колдовством и научил их бунтовать против православного начальства - царя-батюшки, лорда Гарриса, мистера Бойла и господина Гинцбурга. И начался бунт. Проходил он как-то странно. Правильные революционеры, конечно, нарисовали бы плакатиков «Хиколай - Нуй!» и смело выходили бы с оными плакатиками гулять, по выходным дням. А неправильный революционер Соломин, вместо такого эффективного и очевидного шага, как рисование плакатиков и прогулки под открытым небом, подучил работяг не ходить на работу. И добыча золота прекратилась. И господам акционерам прекратили капать дивиденды.

Терпению православных бизнесменов пришел конец. Одно дело - сносить оскорбления от презренной черни. Бизнесмены, как истинные православные христиане, безусловно, подставили бы другую щеку. Но тут-то уже имело место нарушение прав акционеров - солидных, состоятельных господ! А права человека - особенно состоятельного - это святое! Предприниматели обратились за помощью к ОМОНу православной полиции, ничего другого, согласитесь, не оставалось. Не начинать же, в самом деле, обращаться к рабочим на «вы»! Православная полиция, помолясь, арестовала всё кубло жидов-провокаторов, включая Соломина. Но ленивое быдло эти аресты не успокоили - слишком сильна была сатанинская жидобольшевистская магия. Быдланы уже поверили, что они - какой-то там «авангард чего-то там» (эти вредные враки про «авангард» сочинил известный агент сионизма Карл Маркс, специально чтобы подрывать могущество православной Империи на радость еврейским банкирам, инфа 100%). Обманутые рабочие забыли о христианском смирении, вышли толпой на улицу и потребовали освободить арестованных членов стачкома (то бишь жидов-провокаторов). В ответ православная полиция, помолясь, расстреляла взбесившееся быдло к свиньям собачьим. Большевики после своей антихристианской г'еволюции врали, что, мол, убито было 270 человек, а правдивые источники из России, Которую Мы Потеряли утверждают, что убито было всего-ничего, не больше 150-ти человек.

На этом инцидент был практически исчерпан. Дальнейшая судьба недобитого православной полицией быдла неизвестна - наверное, спилось где-нить под забором, как положено быдлу. Общество «Lena Goldfields Co., Ltd» ещё долго добывало золото в Ленском золотопромышленном районе, даже после революции англичанцы умудрились получить у большевиков концессии на разработку золотых месторождений. К сожалению, хитрые английские шпионы-большевики обманули честных английских бизнесменов и в 29-м году жОстко кинули цивилизованных европейцев через каркалыгу: дождались, пока эффективные собственники наладят добычу, а потом выставили их из СССР на пинках - НЭП кончился, типа - а прииски забрали себе. Бездельник и подстрекатель Тимофей Соломин немного посидел в тюрьме, вышел под полицейский надзор, работал на уральских рудниках, заработал инвалидность, а в конце 20-х годов организовал колхоз где-то в Кемеровской области (и наверняка истреблял при этом кулаков - Соль Земли Русской).

Товарищ Сталин писал по поводу ленских событий: «Всё, что было злого и пагубного в современном режиме, всё, чем болела многострадальная Россия, — всё это собралось в одном факте, в событиях на Лене».

Этот материал имеет комментарии, которые я здесь также публикую.

dima_ddr:

Пару заметок от себя и то что читал в инетe: -Одним из акционеров «Лензото» была Мария Фёдоровна - мать Николая. То есть царская семья была прямиком в доле. -Тухлым мясом была протухшая конина. Интересно, что после кормежки тухлой кониной и на броненосце «Потёмкин» вспыхнуло восстание.

-После расстрела эффективные собственники стали массово заменять русских рабочих на китайцев и манчжурцев. Это кстати заодно и объясняет, откуда в гражданскую взялся революционный китайский пролетариат. А то некоторые в сети мусолят теорию о китайских(латышских и т.д) наёмниках.

-O 8-ми часовом рабочем дне, выходных, больничном: создаётся немного впечатление, что рабочие требуют слишком много. Где-нибудь в Баку 12-ти часовой рабочий день без выходных был за счастье. Но условия работы на ленских приисках были просто невыносимы. Скажем так, если бы нормальный современный человек поработал там с месяцок то либо бы просто умер. либо всю жизнь потом на таблетки работал бы.

remi_meisner:

Спасибо за дополнение, товарищ. Я совсем подробно разбирать историю «Лензото» не стал, чтобы портянка чересчур длинной не получилась. А там ещё столько интересного ))) Долгосрочные кредиты, которые добрая РИ предоставляла компании Гинцбурга по первому требованию и на льготных условиях (это как раз к вопросу о доле царской семьи ;) ) Зарплату работягам часто платили не деньгами, а специальными талонами, которые можно было отоварить только в лавках, принадлежащих «Лензото». Регулярные «распилы» средств, выделявшихся на механизацию добычи золота. Высокий уровень техники безопасности - по 3-5 несчастных случая В ДЕНЬ! Регулярные сексуальные домогательства сотрудников администрации приисков до работниц и жен работников (даже специальную жалобу на этот счет писали). Беспредел, чинимый сотрудниками службы охраны. И ещё много-много-много всякого веселого.

Короче, «Лензото» - это как злобная корпорация из фильмов в стиле «киберпанк». И вообще… Мутная контора, зарегистрированная в Лондоне, во главе - еврейский банкир и английский лорд, левые кредиты от государства, попытки рейдерских захватов… Очень современно, нес па? По ходу, мы нашли ту Россию, которую когда-то «потерял» Говорухин. И зря националисты правящий режим ругают. У нас всё как при царе-батюшке. Только в работяг пока не стреляют. Но это ничего, скоро наверстаем.

* * *

По адресу http://pavelfadeev.livejournal.com/459986.html есть такое сообщение:

На берегах Лены, в глухой тайге, на приисках золотопромышленного товарищества была открыта стрельба по почти трехтысячной колонне рабочих.

Рабочие намеревались вручить прокурору жалобу о притеснениях начальства и петицию об освобождении арестованных товарищей. В результате расстрела 270 рабочих погибли, а 250 были ранены.

17 апреля Россию потрясло событие, получившее название «Ленский расстрел».

Случилось это всего-то 99 лет назад.

Но, если вчитаться в суть событий тех лет, становится очевидным, что ничего не меняется в дурных головах психопатов миллионщиков и эксплуататоров простого люда и недр России в частности. Даже допускаю, что подобные случаи у нас ещё не только возможны, но они существуют уже, хоть и не в таких массовых формах (станица Кущёвская и т.п.). Но есть опасения, что дерипаски - прохоровы - цапки - евсюки и им подобные обезумевшие от шального бабла, ещё себя покажут… у них ещё впереди не только поправки и изменения в трудовое и иное законодательство РФ, но и полномасштабные «Ленские расстрелы». Почему - то есть такие опасения. Уж, больно они выглядят на фотографиях какими - то обдолбанными.

Ленский расстрел — трагические события 17 (4) апреля 1912 года на приисках Ленского золотопромышленного товарищества, расположенных в районе города Бодайбо на притоке Лены реках Витим и Олёкме. В результате забастовки и последующего расстрела рабочих правительственными войсками пострадало, по разным оценкам, от 250 до 500 человек, в том числе 107—270 человек погибло.

Собственники компании (обратите внимание, как современно звучит)

На момент забастовки 66 % акций товарищества «Лензото» принадлежало компании «Lena Goldfields». Компания была зарегистрирована в Лондоне. Акции компании торговались в Лондоне, Париже и в Санкт-Петербурге. 70 % акций компании «Lena Goldfields» или около 46 % акций «Лензото» находилось в руках русских бизнесменов объединенных в комитет российских вкладчиков компании. 30 % акций компании «Lena Goldfields» или около 20 % акций «Лензото» было в руках британских бизнесменов. Примерно 30 % акций «Лензото» владели Гинцбурги и их компаньоны.

Управление добывающей компанией (вчитайтесь в фамилии)

Несмотря на то, что большинство акций «Лензото» находилось в руках «Lena Goldfields», непосредственное управление Ленскими рудниками осуществляло «Лензото» в лице Гинцбурга. Правление товарищества, действовавшие на момент забастовки, было избрано в июне 1909 года[2]: Директор-распорядитель — барон Альфред Горациевич Гинцбург; Директора правления — М. Е. Мейер и Г. С. Шамнаньер; Члены ревизионной комиссии — В. В. Век, Г. Б. Слиозберг, Л. Ф. Грауман, В.3. Фридляндский и Р. И. Эбенау; Кандидаты в члены правления — В. М. Липин, Б. Ф. Юнкер и А. В. Гувелякен; Управляющий приисками — И. Н. Белозеров.

Далее я размещу несколько ссылок на опубликованные материалы, с этими материалами тоже предстоит работать. Следует «свести концы с концами» и на основании всех этих материалов воссоздать истиную историю этого поистине одиозного предприятия.

1. Из истории советских концессий. Ленские золотые прииски и Лена Голдфилс Лимитед (и ссылки на материалы по теме в конце) - http://statehistory.ru/1970/Iz-istorii-sovetskikh-kontsessiy--Lenskie-zolotye-priiski-i-Lena-Goldfilds-Limited/

2. Николай Стариков о Лена Голдфилдс и опровержения на то, что писал Стариков (а также комментарии по теме) - http://nstar-crisis.livejournal.com/5442.html

Последнее обновление: 14.09.2016

lena-goldfields.txt · Последние изменения: 2017/08/04 12:00 — archivadmin