Здравия всем, кому интересно читать записи моего дневника!

Для тех моих соотечественников, которые хотят понимать адекватно мир, в частности, своё бытиё в нашей стране, я публикую здесь ПРЕДИСЛОВИЕ из книги Юрия Мухина "РОССИЯ - ВСАДНИК БЕЗ ГОЛОВЫ".

За последние 20 лет мной было читано-перечитано множество книг, статей, других материалов по теме "ЧТО У НАС СЛУЧИЛОСЬ В СТРАНЕ и ЧТО ДЕЛАТЬ?" И надо ли вообще ЧТО-ТО ДЕЛАТЬ? Недавно руки дошли и до этой книги, ПРЕДИСЛОВИЕ к которой я хочу опубликовать здесь.

Его одного, думаю, должно хватить для того, чтобы правильно понять суть нашего теперешнего общественного  существования. Автор очень доходчиво объясняет суть нашей СВОБОДЫ и нашу радость относительно того, что НАМ НИКТО НЕ МЕШАЕТ ЖИТЬ ТАК, КАК МЫ ХОТИМ.

Всю книгу можно прочесть перейдя по ссылке http://igpr.ru/content/rossija_vsadnik_bez_golovy_yurij_muhin.


Юрий Игнатьевич Мухин
РОССИЯ - ВСАДНИК БЕЗ ГОЛОВЫ.
СПб.: ПИТЕР, 2011 г

Ссылка на оригинал: http://igpr.ru/content/rossija_vsadnik_bez_golovy_yurij_muhin
ПРЕДИСЛОВИЕ. Цели Адольфа Гитлера в России

Чтобы понять эту книгу о сегодняшнем дне, нам требуется вспомнить, что семь десятков лет назад в истории нашей Родины был случай, когда необычайно сильный враг хотел сделать из нее колонию, а наших прадедов — рабами в этой колонии. Поэтому сначала нам следует мысленно перенестись в Германию первой половины прошлого века.
В 1933 г. немцы абсолютно демократическим путем избирают своим вождем Адольфа Гитлера и, следовательно, абсолютно осо­знанно избирают его программу действий, которую он совершенно откровенно изложил в своей программной книге «Mein Kampf» («Моя борьба»). По своим социальным убеждениям Гитлер был национал-социалистом, но не будем касаться подробностей этого учения, а только упомянем, что сподвижник Гитлера, доктор Геб­бельс, кратко объяснял, что русские коммунисты хотят построить коммунизм для всего мира, а национал-социалисты — только для немцев. Ни с одной стороны это утверждение нельзя считать ис­тинным, но доля правды в этих словах Геббельса есть.

Нам же важны государственные цели Гитлера — то, как он видел будущую Германию, поскольку именно в этом вопросе идеи Гитлера непосредственно затрагивали СССР. Он видел проблему в том, что немцам катастрофически не хватает земли, чтобы иметь продовольственную независимость. Проблема не нова, и в Первой мировой войне Германия пыталась решить этот вопрос за счет колоний, принадлежащих Франции и Великобритании, но ничего тогда у немцев не получилось, наоборот, ее ограбили. Теперь же Гитлер диаметрально изменил направление экспансии Германии и публично отказался от любых притязаний на владения Франции и Англии. Гитлер не уставал повторять:

«Наша задача — не в колониальных завоеваниях. Разрешение стоящих перед нами проблем мы видим только и исключительно в завоевании новых земель, которые мы могли бы заселить немца­ми. При этом нам нужны такие земли, которые непосредственно примыкают к коренным землям нашей Родины. Лишь в этом случае наши переселенцы смогут сохранить тесную связь с коренным на­селением Германии. Лишь такой прирост земли обеспечивает нам тот прирост сил, который обусловливается большой сплошной территорией.

Задача нашего движения состоит не в том, чтобы быть адвокатом других народов, а в том, чтобы быть авангардом своего собствен­ного народа».

И затем он выделил шрифтом главную цель:

«Мы, национал-социалисты, совершенно сознательно ставим крест на всей немецкой иностранной политике довоенного времени. Мы хотим вернуться к тому пункту, на котором прервалось наше старое развитие 600 лет назад. Мы хотим приостановить вечное герман­ское стремление на юг и на запад Европы и определенно указываем пальцем в сторону территорий, расположенных на востоке. Мы окончательно рвем с колониальной и торговой политикой дово­енного времени и сознательно переходим к политике завоевания новых земель в Европе.

Когда мы говорим о завоевании новых земель в Европе, мы, конечно, можем иметь в виду в первую очередь ТОЛЬКО РОССИЮ и те окраинные государства, которые ей подчинены... наша мис­сия должна заключаться прежде всего в том, чтобы убедить наш народ: наши будущие цели состоят не в повторении какого-либо эффективного похода Александра, а в том, чтобы открыть себе возможности прилежного труда на новых землях, которые завоюет немецкий меч».

Естественно, что когда национал-социалисты во главе с Гит­лером пришли к власти, Советский Союз официально запросил правительство Германии: являются ли цели, указанные Гитлером в «Моей борьбе», целями немецкого государства? Отдадим долж­ное Гитлеру — он не стал юлить или обманывать: ответа на запрос Советского Союза не последовало. Стало ясно, что в противовес мечу немецкому остается срочно ковать меч советский.

На какие земли в СССР конкретно претендовала Германия? По ее первоначальным планам, в состав Германии должны были войти При­балтика, северо-западные области России и Крым. Из этих регионов полностью выселялось все коренное население, и они становились землями собственно Германии. На всей остальной территории СССР до линии Урал — Волга — Астрахань создавались марионеточные государства, аналог нынешних «суверенных» государств СНГ, во всех отношениях полностью зависящие от Германии.

На территориях этих «московий» и «украин» должны были быть построены чисто немецкие города и села, типа «элитных поселков нынешних «новых русских», в которых туземцам за­прещено было бы жить. Они и должны были стать колониями Германии. А русские, украинцы и другие народы должны были бы жить в своих городах и селах, но работать на полях немецких ко­лоний, на немецких заводах, фабриках и нефтепромыслах. Правда, немцы собирались и сами работать, поэтому, по их планам, в их колониях оставлялось всего 50 млн славян, а остальные выселя­лись за Урал.

Существует навязываемое Западом мнение, что раб характери­зуется покорностью. Это неправильно, это то, к чему принуждают раба свободные люди, а не то, чего он хочет сам.

На самом деле рабы могут быть и непокорны, и строптивы. Но еще в Древнем Риме раба поняли и оценили и нашли то, что не­обходимо, чтобы добиться его покорности. Раб — это тот, кому от жизни нужно только «хлеба и зрелищ». Это существо, у которого нет никаких человеческих целей, есть только животная потреб­ность нажраться и развлечься. Именно ради этого раб и трудится на хозяина, ради достижения этой цели он и покорен.

И самое страшное в нашей сегодняшней жизни России это не развал экономики, не голод, который всего-навсего принесет не­удобства или угрозу жизни, а бессмысленность самой этой рабской жизни. Зачем живем? Сегодня весь Запад и мы вместе с ним под­певаем США — мы живем, чтобы потреблять и развлекаться. Вот счастье, и вот смысл жизни! Но ведь это не смысл жизни человека и даже не смысл жизни животного — это смысл жизни тупого раба.

Рабу не нужна свобода, он ее ненавидит, поскольку она отвлека­ет его от хлеба и зрелищ. Свободный человек бесплатно трудится на благо общества, свободный человек подвергает риску свою жизнь в сражениях по отстаиванию своей свободы. Зачем это рабу? Если его хозяин обеспечивает ему хлеб и зрелища, то раб счастлив и никакая свобода ему не нужна, более того, он будет яростно противиться этой свободе.

Чем цель жизни древнеримского раба — «хлеба и зрелищ» — отличается от нынешней цели обывателя «потреблять и развле­каться»? Только объемом потребляемого и извращенностью раз­влечений. Водка дешевая, телевизор есть, проституток на Тверской навалом — что еще рабу нужно? Какая к черту свобода?!

Да, сегодня советские люди находятся под оккупацией запад­ных рабов желудка и похоти, сегодня советские люди рабы рабов. Вот что очень страшно. Будь мы рабами свободных людей, было бы не так обидно.

Думаю, что читатели уже готовы высмеять меня — под какой же мы оккупацией, если по улицам не ходят иностранные солдаты с автоматами и не кричат на нас: «Хальт! Хенде хох!»? Если нас плетками не гонят на работу какие-нибудь эсэсовцы?

Беда в том, что после Второй мировой войны даже в СССР бое­вая военная пропаганда не была заменена мирным осмыслением произошедшего: мы так и не смогли понять, каким образом немцы собрались нас поработить. Уверен, что для многих знания даже о немецких концлагерях подменяются кадрами из фильмов, в ко­торых заключенные в окружении толп эсэсовцев дробят камни в каменоломне, т. е. обыватели видят совершенно идиотское исполь­зование рабочей силы очень рациональными немцами. Которым, кстати, страшно не хватало людей на фронте, в связи с чем они никак не могли содержать многочисленную охрану в концлагерях, не могли специально уничтожать заключенных или нерационально использовать их труд.

Кто знает, что в концентрационном лагере Освенцим, в ко­тором, по еврейским легендам, немцы якобы умертвили газом 4 млн евреев, вся внутренняя полиция была еврейской? Что когда при приближении советских войск немецкий персонал лагеря вынужден был отступать на Запад и предложил заключенным до­жидаться Красной армии, то основная масса евреев стала вместе с немцами уходить от нашей армии? Ведь наши войска нашли со­вершенно пустыми концлагеря Освенцим и Майданек, в которых сотни тысяч евреев производили немцам искусственный бензин, каучук и взрывчатку, и о быте евреев в этих лагерях вынуждены были расспрашивать местное население.

Мы, советские люди, пели о концлагере Бухенвальд песню «Бухенвальдский набат», имея в виду, что в этом лагере немцы безжалостно уничтожали заключенных («Сотни тысяч заживо сожженных строятся, строятся в колонны к ряду ряд»), а амери­канский писатель Толанд, которого никак не заподозришь в любви к немцам и в антисемитизме, написал биографию Гитлера, за кото­рую получил Пулитцеровскую премию, в которой пишет:

«В 1943 году Морген переводится в отдел финансовых престу­плений при СД. В начале лета ему было поручено рутинное дело о коррупции в концлагере Бухенвальд. Его коменданта Карла Коха заподозрили в том, что он посылает заключенных на ра­боты по найму и присваивает себе деньги, уплаченные нанима­телями. Первоначальное расследование не дало результатов: многочисленные свидетели поддержали утверждение Коха о его невиновности.

В июле Морген приехал в Веймар и начал новое расследование. К своему удивлению, он увидел в лагере чистоту и порядок. Заклю­ченные выглядели здоровыми, загоревшими и откормленными. К их услугам были почта, большая библиотека и даже публичный дом, устраивались концерты, кинопросмотры и спортивные сорев­нования. Когда Морген начал копать глубже, он узнал, что корруп­ция в Бухенвальде началась с прибытия большой группы евреев после "Хрустальной ночи"».

Согласитесь, это как-то не вяжется с «сотнями тысяч заживо сожженных». Неужели для того, чтобы заживо сжечь евреев, их нужно сначала откармливать пять лет («Хрустальная ночь» была в 1938 г.), водить в публичные дома и на концерты?

Совершенно не вяжутся с реальностью и пропагандистские штампы о том, как немцы собирались превратить в рабов народы СССР на той территории, которую они намеревались присоеди­нить к рейху. Никаких эсэсовцев с собаками, никаких конвоев и надсмотрщиков с палками!

Сатирик М. Жванецкий, человек в общем-то неглупый, накану­не выборов 1996 г. в телепередаче с Познером, конец которой мне довелось посмотреть, остерегся как-либо хаять СССР и призвал поддержать Ельцина только по двум причинам — потому, что «мы его выбрали», и потому, что он дал Жванецкому свободу, которой тот не имел в СССР.

Давайте мысленно представим, что фашисты все-таки выигра­ли войну, и зададим себе вопрос: а при Гитлере Жванецкий имел бы больше свободы, чем при Ельцине, или меньше? Не прочти я «Застольные разговоры Гитлера», застенографированные Г. Пике-ром, я бы сам свой вопрос считал идиотским, так прочно засели в голове стереотипы, навязанные фильмами и книгами о периоде оккупации. Однако из этих «Разговоров» Гитлер предстал цинич­ным человеком, но тонким психологом, большим знатоком того мещанства, которое называет себя элитой, интеллигенцией и ко­торое морочит голову обывателю.

Тему о свободе покоренных народов Гитлер поднял 11 апреля 1942 г. и затем в течение ряда месяцев возвращался к ней. Начал он ее с принципиальных положений, как вы понимаете, не пред­назначенных для широкого круга: «За ужином шеф заявил, что показателем высокого уровня культуры является отнюдь не личная свобода, но ограничение личной свободы организацией, охватывающей как можно больше индивидуумов, принадлежащих к одной расе», — записывал Пикер.

Это основная база рассуждений Гитлера. Не знаю, читал ли он древнегреческого философа Платона, который еще в IV веке до н. э. изрек истину: «Из крайней степени свободы всегда возникает величайшее и жесточайшее рабство», но Гитлер для оккупиро­ванных народов СССР предусматривал именно крайнюю степень личной свободы: «И поэтому, властвуя над покоренными нами в восточных землях рейха народами, нужно руководствоваться одним основным принципом, а именно: предоставить простор тем, кто желает пользоваться индивидуальными свободами, из­бегать любых форм государственного контроля (получи, Миша, долгожданную свободу! — Ю.М.)и тем самым сделать все, чтобы эти народы находились на как можно более низком уровне куль­турного развития».

По планам Гитлера, немцы и покоренные русские, украинцы и другие народы должны были жить абсолютно раздельно, немцы — в особых изолированных колониях, т. е. так, как живут сегодня «новые русские» — в отдельных, хорошо охраняемых районах. Так что для покоренных народов свобода планировалась наиполней­шая: говори что хочешь, пиши что хочешь, хоть на голове стой, но только, правда, против колонизаторов не выступай. Ну так ведь Жванецкий и не выступает. Гитлер очень тонко понимал людей типа Жванецкого: «Ибо чем примитивнее люди, тем больше вос­принимают любое ограничение своей свободы как насилие над собой», — утверждал он.

Не буду цитировать, просто перечислю, чем Гитлер хотел одарить наших отцов — на радость Жванецкому. В армии служить не надо, даже альтернативной службы нести не надо (служба только для немцев): «Но самое глупое, что можно сделать на оккупированных территориях,— это выдать покоренным народам оружие, — тут у Гитлера и тени сомнений не было. — Необходимо, чтобы спокой­ствие и порядок на всем оккупированном русском пространстве обеспечивали только наши собственные войска». В школу ходить не надо: «Ни один учитель не должен приходить к ним и тащить в школу их детей». Церкви, секты — любые; улицы, дома можно не убирать; прививки можно не делать, можно даже не лечиться. «Но нужно действовать осторожно, чтобы эта наша тенденция не бросалась в глаза. И если кто-либо из страдающих зубной болью непременно захочет лечиться у врача, хорошо, один раз можно сделать исключение», — предупреждал Гитлер энтузиастов. И пол­ная свобода передвижения, даже большая, чем сегодня, посколь­ку: «И покоренные народы также обязаны знать, как работает транспортная система. Но это — единственное, чему мы должны их обучить... Столица рейха — Берлин, и каждый из них хоть раз в жизни должен там побывать», — похоже, Гитлер предполагал установить для русских безвизовый режим в «Шенгенскую зону».

Но может возникнуть вопрос: а дал бы Гитлер Жванецкому воз­можность смело рассказывать нам свежие анекдоты про Брежнева и Хрущева? Гитлер об этом позаботился в пределах возможностей тогдашних технических средств связи: «Гораздо лучше установить в каждой деревне репродуктор и таким образом сообщать людям новости и развлекать их...» Так что Караулов со Сванидзе и иже с ними тоже нашли бы, где проявить свое «свободное творчество». «Только чтобы никому в голову не взбрело рассказывать по радио покоренным народам об их истории: музыка, музыка, ничего, кро­ме музыки. Ведь веселая музыка пробуждает в людях трудовой энтузиазм. И если люди могут позволить себе танцевать до упа­ду, то это, насколько нам известно, широко приветствовалось во времена Системы» (Веймарской республики. — Ю. М.).

Дотошный читатель может усомниться: а как же Гитлер при такой личной свободе покоренных народов собирался заставить нас работать на оккупантов? Элементарно, Ватсон!

«А стимулировать в достаточной степени поставки сельско­хозяйственной продукции и направление рабочей силы в шахты и на военные заводы можно продажей им со складов промышленных изделий и тому подобных вещей», — не скрывал Гитлер от своих слушателей тонкости психологии «гомо примитивикус».

Жванецкий и его братья по разуму, совести и чести всячески убеждают нас любить Горбачева, Ельцина, Путина. А за что? Ведь они только осуществили то, что задумал Гитлер. Гитлера вам надо любить, ребята, Гитлера!

Насколько нынешнее положение России соответствует планам оккупации СССР Гитлера, просто поражает. Выше вы видели, что немцы строго боролись со взяточничеством, даже начальника концлагеря Бухенвальд расстреляли за это. Но боролись они со взяточничеством только среди немцев, и, соответственно, Геб­бельс, едва Германия оккупировала Польшу, записывает в своем дневнике и сам подчеркивает: «Поощрять слабость и коррупцию. Так лучше всего управлять побежденным народом». Мы что — не видим эту самую коррупцию в России?

Видим все, но не понимаем, что происходит.

Зачем Гитлер хотел предоставить русским индивидуальные свободы? Чтобы, еще раз цитирую, «извлечь из оккупированных русских территорий все, что можно». Почему индивидуально свободные русские будут рабами? Потому что немцы предоста­вили бы им импортные, снова цитирую, «промышленные изделия и тому подобные вещи».

А что происходит сегодня? Сегодня русские грабят своих детей, внуков и правнуков, вывозя на Запад все, что можно, — нефть, металлы, энергию. И делают они это совершенно свободно за все те же импортные товары.

В чем разница между тем, что происходит сегодня, и немецкой оккупацией? Немцы на наших землях хотели и сами работать, и нас грабить. А сейчас на Западе нет желающих работать самим, и/нас только грабят. Вы можете оценить размер грабежа по непрерывно растущим ценам, по ликвидации бесплатного жилья, бесплатного образования, бесплатного лечения. Но размер грабежа можно оце­нить и в общем. Согласно «Российскому статистическому ежегод­нику» за 1995 г., в 1990 г. в Советской, коммунистической, России доход в долларовом эквиваленте среднего русского гражданина был на 26% выше дохода южнокорейца. А в 1999 г., по данным ЦРУ США, доход среднего русского, т. е. доход Абрамовичей и Ходорковских, сложенный с доходом трудящегося человека и по­деленный на численность населения, уже составлял едва 32% от дохода среднего южнокорейца. А это значит, что если бы нас не грабили и мы оставались в Советском Союзе, то каждый из нас сегодня жил бы материально в четыре раза лучше, чем сегодня. И в миллион раз лучше — духовно.

Но зато, как уверяют грабители и их холуи в науке и прессе, теперь у нас есть свобода. Да, есть. И эта свобода гитлеровская.

***

В этой книге собраны статьи и дискуссии на тему нашего ны­нешнего государства, нашей нынешней свободы, нашей нынешней жизни и нас самих, нынешних.

 Этот материал был опубликован в январе 2017 года мной в дневнике на Liveinternet.