главная » лаборатория » библиотека » книги Георгия Сидорова » книга 3, Глава 1. Ночь на 22 декабря 2000 года » Глава 7. Подлинные хозяева планеты

Глава 7. Подлинные хозяева планеты

Войдя в зал и усевшись на свой старый добротный диван, дядя Ёша на несколько секунд задумался. Потом, найдя в старом потрёпанном атласе карту азиатского континента, сказал:

— На примере истории Китая мы разбираем, Гера, взаимодействия полевой энергоцентрали Амона и национального эгрегора «Поднебесной». Сколько ни завоёвывала Сибирская Русь древний Китай, всё оказалось напрасным. Огромный поток энергии, вливаемый из эгрегора Амона в национальный эгрегор Срединной, свёл на нет все усилия русов. Проигрывая битвы на полях сражений, китайцы побеждали белых пришельцев демографически. Их этнос, имея огромный запас полученной извне жизненной силы, интенсивно размножался, плодился и растворял в себе волны всех завоеваний. То же самое произошло и после захвата Китая армиями Сибирской Руси в XIII веке. Поправила несколько веков русская династия Китаем, на том всё и закончилось. В наше время угроза такого вот демографического вытеснения и растворения белой расы нависла не только над Приморьем и Сибирью, но и над европейской территорией России. Восточный тигр ждёт не дождется своего часа. Детородной же силы у него хоть отбавляй, так же, как и у переселившихся в Европу негров, арабов, турок и т. д. Вот она какая, самая совершенная стратегия освоения чужих территорий. Для её успеха требуется совсем немного: всего лишь претворение в жизнь либерально-демократической философии, где все народы генетически, духовно и нравственно равны, фактически — философии неминуемой смерти социума.

— Ты хочешь сказать, что турецкий, арабский и многие другие этно-национальные эгрегоры тоже подпитываются полевым монстром Амона? — спросил я.

— Не просто подпитываются, но и управляются им. Вот в чём трагедия Земли, юноша. Это с Китаем ему несколько сложнее. Для переброски энергии требуются особые структуры. На их строении мы остановимся ниже. С мусульманами же всё намного проще. Как ты помнишь, эгрегориальная система Амона состоит из трёх мощных ветвей: одна ветвь курирует христианство, вторая ислам, а центральную ветвь дерева наполняет силой иудаизм. Ну, а корни, ты знаешь, произрастают откуда: из той самой древней цивилизации, дух которой, посредством влияния тёмного жречества, воплотился в нашей, так называемой Западной… Поэтому здесь проблем нет. Всего-навсего перераспределение энергии из одной ветви в другую. Через ствол. Потому что иного пути нет.

— Что опять всё завязано на иудеях? — спросил я.

— И на иудеях. На их умении в глобальных масштабах управлять мозгами и вовремя кому надо платить, — застучал, как на фортепиано, пальцами по папке дядя Ёша.

— Постой, постой! У меня возник образ! — остановил я невольно рассказчика. — Ты мне сейчас описываешь сказочного трёхголового огнедышащего Змея Горыныча. В какой-то из русских народных сказок прямо говорится, что главной у Змея была его средняя голова. Что она управляла двумя другими головами, и отрубить её было труднее всего. Потому, что она снова вырастала…

— На эту тему русских народных сказок много, догадливый ты мой, — улыбнулся знаток тайного знания. — И ты сам не подозреваешь насколько прав. Попал не в бровь, а в глаз! Образ трёхглавого змея непросто сказочный образ. Это символ беды. И беды нешуточной.

— Но с этой бедою, насколько я помню, лихо справился русский витязь…

— Не лихо, а с великим трудом и с помощью белого святорусского жречества, — укоризненным тоном остановил мой пыл антрополог. — Ты, как я вижу, не очень-то знаешь наши русские сказки.

Последние слова учёного меня опять рассмешили. Ну упорно считает себя русским этот евреище! Как тут не улыбнёшься?

— Смешного тут ничего нет, — со строгостью в голосе проворчал лектор. — Речь идёт о пророчестве… О победе над мировым злом… Но давай вернёмся к теме. А то нас опять заносит. Теперь ты понимаешь, что происходит? Вся необходимая для переселения мусульман в Европу и интенсивного размножения их там энергия забирается из христианской ветви эгрегора, и национальные европейские эгрегоры с такой бедой ничего поделать не могут потому, что у них изначально всегда было подчинённое религиозному монстру положение.

— Но до меня никак не доходит позиция Ватикана и глав протестантской церкви? — задал я вопрос.

— Ни те, ни другие ничего от этого не теряют… — сдержанно проворчал дядя Ёша.

— Как так? — не понял я.

— Очень просто. Ты когда-нибудь слышал слово «экуменизм»?

— Нет, — признался я.

— Так вот, экуменизм означает слияние в единое целое под водительством римского папы не только всех мировых религий (за исключением разве что иудаизма), но и всех более мелких конфессий, включая и церковь Сатаны!

От услышанного у меня подступил комок к горлу.

— Выходит, что церковью Сатаны заведует Ватикан?

— И религией «Бон-По», и шаманскими верованиями Африки, родственными Вуду, и японским синто, и, конечно же, китайским чань-буддизмом. В какой-то степени, даже индуизмом… Экуменизм выступает пока только в качестве проекта. На уровне обсуждений и разговоров. Хотя в полевом плане процесс объединения конфессий и верований давным-давно закончен.

— Интересно, когда?

— Где-то в середине XX столетия, — уверенно сказал историк. — Так что на энергетическом уровне ни папство, ни заправилы протестантской церкви фактически ничего не теряют. Из одного кармана всё перетекает в другой. Вот и вся операция.

— Значит, экуменизм — воплощение силы эгрегора Амона в материальном плане… Всё к одному знаменателю? — наконец сообразил я.

— Так-так, именно так! Молодец, думать ты не разучился, — кивнул головой дядя Ёша. — Как видишь, искусственно созданная полевая энергоцентраль посредством религиозного фанатизма и человеческих страданий, накапливая в себе силу, умело её перераспределяет: этот процесс можно хорошо проследить по хронологическим колебаниям энергетических полей в социуме. Одни народы, ни с того ни с сего, подымаются, набираются сил, начинают вести активную политику захватов чужих территорий. Другие, наоборот, — свою внутреннюю энергию теряют, они хиреют и со временем сходят со сцены истории. Подобные энергетические всплески Лев Гумилёв назвал пассионарностью. Но он не смог объяснить её происхождение. Гумилёв считал, что в энерговоздействии на этносы повинно Солнце, но тогда, почему на одни этносы оно влияет, на другие — нет? И на этот вопрос Лев Николаевич ответ тоже не нашёл. Но исследователю надо отдать должное: камуфляж у эгрегора Амона, как известно, солнечный. Иначе бы этот божок никогда бы не пришёл к власти на Земле…

От последних слов учёного мне стало тоскливо. На душу навалилось чувство безысходности и дискомфорта. Видя моё состояние, учёный перестал объяснять и, поднявшись с дивана, направился в свою библиотеку. Вернулся он оттуда нескоро. В руках у него была какая-то старая пожелтевшая от времени папка. Положив бережно папку на стол, он снова уселся на диван и сказал:

— Чтобы понять, как происходит на нашей планете силовое манипулирование этносами и целыми нациями, надо уяснить одну немаловажную деталь: оказывается, самый могучий на Земле религиозный эгрегор управляем! Он всего лишь инструмент в руках тех сил, которые его создали. Как и любой эгрегор, он имеет своё собственное сознание. Но если другие национальные или религиозные эгрегоры идут на контакт с менталитетом человека, согласуясь с принципами своего сознания и воли, то с полевой энергоцентралью Амона всё обстоит иначе: он, этот специально созданный для организации на Земле процессов дегенерации волновой паразит, в своих действиях далеко не свободен. У него есть хозяева… Вот чем страшен этот Сет-Амон, Иегова или Бафомет.

— Ты говоришь такое, дядя Ёша, от чего кровь начинает стыть в жилах! — вскочил я с кресла.

— Не нервничай, сядь. Сиди и слушай, — властным голосом сказал историк. — Я тебе рассказываю вещи, которые ты должен знать. Для того тебя ко мне и послал «пасечник»…

Упоминание о старом меня в какой-то мере успокоило. А между тем странный еврей продолжал:

— Что собой представляет любой эгрегор? Как ты знаешь — локальное, наделённое своим собственным сознанием полевое образование, точно так же устроен и эгрегор нашего Амона. С той лишь разницей, что он целиком и полностью зависит от тех, кто его создал. Как нам известно, волновая специализированная энергоцентраль наполняется силой посредством человеческих страданий. Последние, не важно, физические они или психические, когда становятся чрезмерны, то выжимают из человека все силы. В первую очередь, самое ценное — его творческий потенциал. Эта энергия и является пищей для искусственного полевого образования. Безотказной же технологией создания человеческих страданий всегда была и остаётся дезориентация сознания социума, проще — тотальная ложь. Теперь несколько слов о самой лжи: ты должен знать, что ложь бывает разной. Во «благо» чего-то и не во «благо»… Демагоги рассуждают именно так. Но суть лжи всегда одна и та же: увод человеческого сознания от истины. Если истина имеет обыденный локальный характер — тоже беда! Увод от неё куда-то — трагедия. Ну, а если идёт процесс подмены в человеческом сознании самого Творца? В нашем случае — на надоевший нам эгрегор Амона, как в иудаизме, христианстве или исламе. Что тогда? — с интересом посмотрел на меня знаток сакрального.

— Думаю, что увод в глобальных масштабах сознания людей от высшей истины может привести человечество к таким последствиям…

— О которых написано в Апокалипсисе! — закончил за меня дядя Ёша. — И кто от этого выиграет? Эгрегор Амона?

— Нет! Да, он получит своё, но на этом его развитие и закончится…

— Выиграют только его создатели. Те самые организаторы чудовищной лжи. Специалисты по дезинформации и уводу земного человечества от общения с первоосновой — источником всего сущего, к фанатичной вере неизвестно во что…

— В то, что мы с тобой называем эгрегором Амона, — дополнил я рассуждения дяди Ёши.

— Да, да, вот именно, — поднял свой указательный палец разгорячённый рассказчик.

— Ну и кто такие эти суфлеры земного человечества? Неужто твои соплеменники? — с невольной иронией в голосе спросил я учёного.

— И мои соплеменники тоже, — вздохнул он. — Но они всего лишь исполнители. Так же, как и их подельники по масонским ложам. Они не понимают, что делают.

— Но если не понимают, то зачем так стараются? — задал я новый вопрос.

— Потому что далеки от истинного знания. И те, и другие во власти эгрегора. Что-что, а программировать мозги «он» умеет. Силы у него на такие дела предостаточно.

— Тогда получается, что распоряжаются могучей полевой энергоцентралью иерофанты — тайная высшая масонская элита?

— И у них «кишка тонка». Они тоже рабы обстоятельств, — заглянул в свою загадочную папку дядя Ёша.

— Тогда кто же управляет эгрегором? Может потомки недобитков из Атлантиды? — задал я новый вопрос.

— Последние входят в высший эшелон иерофантов, но они тоже ни при чём, — проворчал ученый, доставая из папки какой-то странный рисунок. — На, полюбуйся, они стояли у истока создания эгрегора и в какой-то степени эти твари им управляют, — протянул мне лист бумаги антрополог.

Я взял в руки положенный передо мной рисунок и открыл от удивления рот. На нём в чисто египетском стиле был изображен идущий с поднятыми вверх руками ящероподобный монстр! Точно такой же, как на известных всему миру скульптурах, тех самых, которые были обнаружены на территории бывшего легендарного Эдема — месопотамской культуры Убайд! Хоть я и ожидал увидеть нечто подобное, но всё равно — изображение ошарашило! Больше всего меня потрясло то, что рисунок, по всей видимости, был сделан с натуры. Очевидно, с какой-то неизвестной большой статуи. Чтобы показать масштаб скульптуры, с которой было скопировано изображение, на низком постаменте, у самых ног человекодракона, художник нарисовал обычную тыквенную флягу. Благодаря ей мне стало ясно, что скульптура монстра, с которой художник сделал рисунок, была в пределах четырёх метров! Я внимательно стал рассматривать это странное изображение: змееподобная, вытянутая вперед голова, далеко выдающийся назад затылок, большие, щелеподобные, узкие, с непонятно какими зрачками глаза… Всё тело в мелкой чешуе, руки пятипалые… И хвост?! Короткий выходящий из-под юбки плоский чешуйчатый хвост!

— Такие хвосты на статуэтках из южной Месопотамии, помнится, отсутствовали, — заметил я.

— Ты прав, — согласился учёный. — По каким-то неизвестным нам соображениям, древние скульпторы протошумера хвостов на своих статуэтках не изобразили… Но в остальном они не ошиблись: перед тобой такая же тварь, как и на их скульптурах.

— Если не секрет, расскажи, где ты его взял? — показывая на изображение, спросил я прямо.

— Перед тобой копия вот с этого, — протянул дядя Ёша второй лист бумаги.

Я взял толстый, пожелтевший от времени, наклеенный на картонку лист какого-то не то папируса, не то пергамента и увидел того же самого, старательно прорисованного пером монстра. Рассмотрев новый рисунок, я вопросительно взглянул на специалиста по всему таинственному и загадочному. Было видно, что пожилой еврей колеблется: антрополог поднялся со своего места и, заложив руки за спину, стал медленно прохаживаться по комнате.

— «Быть или не быть»? — констатировал я его поведение.

— Да, «быть или не быть», юноша! И дело тут не в тебе, а в твоей молодости и горячности. Не дай Бог, если тебе придёт в голову заняться поисками того, о чём я должен тебе поведать! Не дай Бог! Дорога к тайне усыпана человеческими костями. И каких костей там только нет! Есть у берберов одна древняя сакральная легенда о драконах. В наше время её знают только колдуны и избранные, — преодолев себя, перешёл учёный к своему рассказу. — В ней говорится, что много тысяч лет тому назад на Земле властвовали драконы. Они были мудры, но жестоки. И все племена людей им подчинялись. Население Земли несказанно страдало под властью ящеров. Драконам принадлежали все лучшие земли. Люди же ютились по пустыням, горным ущельям и непроходимым джунглям. Везде, где они обитали, было плохо: негде было охотиться, разводить скот и сеять. И вот, чтобы избежать гибели, стали молить шаманы своих духов о помощи. И духи их услышали. Они послали на помощь гибнущему человечеству могущественных людей со звёзд. Звёздные люди победили драконов и вернули отобранные благодатные земли обиженным. После победы над ящерами одна часть из них снова ушла на звёзды, другая, чтобы не мешать людям заниматься своим хозяйством, поселилась далеко на холодном севере. Там, где сходится небо с землёю, и близко звёзды. Звёздные люди остались на Земле, чтобы держать в повиновении спасшихся от гибели по глубоким пещерам драконов. Но шло время, и живущие под землёй ящеры снова набрали силу. В бескрайней пустыне среди сыпучих песков они построили тайный подземный храм. Из этого храма, принимая облик людей и проникая во власть, они стремились опять подчинить себе человечество. Печально то, говорит легенда, что среди людей нашлись те, которые стали союзниками подземного воинства. И таких племен на Земле немало.

— Интересно, кого имеет в виду легенда? — перебил я рассказчика.

— А как ты думаешь? — опять по-еврейски, вопросом на вопрос, прищурил свои глаза-сливы учёный.

— Неужели составители предания знали о Китае? О народе, где дракон является самым уважаемым из созданий?

— Китай древних берберов не очень волновал. Их насторожили иудеи. На них и на тех, кто за иудеями пошёл, предание и указывает. Но более всего оно обвиняет в пособничестве тёмным силам правителей и жрецов города Но в стране Кеми.

— Что это ещё за город? — удивился я.

— Его называют Уасет или по-гречески — Фивы, — поразился моей дремучести дядя Ёша.

— Тогда почему ты его назвал — Но?

— Это по-библейски, юноша, так град Уасет назвали те, кто писал Библию.

— Стоп! — остановил я лектора. — Уа-Сет?! Это же переводится как град Сета? Не так ли?

— Да, что-то в этом роде — град Сета, — кивнул головой знаток сакрального.

— Всё ведь на поверхности, что ещё надо? — разволновался я. — В городе Сета возникает культ солнечной его ипостаси — Амона.

— Не солнечной, — поморщился историк, — сначала Амон считался фиванским богом ветра, это потом его переделали в солнечного… По сути, как ты знаешь, он тот же самый Сет, только закамуфлированный.

— На два раза?!

— Да, на два раза, — согласился со мной историк.

— Ничего себе предание ты мне рассказал, дядя Ёша, ему же цены нет! В нём всё сказано!

— Важно то, что легенда эта была сложена сразу же после возникновения ортодоксального иудаизма и переселения евреев в Палестину,

— прервал меня жестом историк. — В одно время с написанием Пятикнижия… Как видишь, документ серьёзный. Жаль, что о нём мало кто знает…

— По причине мусульманского контроля над языческими предрассудками? — немного успокоившись, спросил я.

— Ты угадал, Гера. Но нас должно в данный момент интересовать не предание, а подземный храм, на который оно указывает. Дело в том, что храм ящеров на самом деле на Земле существует. И этот четырёхметровый гранитный красавец, — показал дядя Ёша на рисунок странной двуногой рептилии, — стоит у его алтаря. Здесь в папке лежит план храма. Копию ты заберёшь с собой. Но не для того, чтобы залезть в пустыню и там погибнуть. А для того, чтобы передать его тем, кто ищет истину.

— С чего ты решил, что я займусь поисками этого храма?

— С того, юноша, что у тебя беспокойный русский характер. Такие, как ты, как правило, ничего не боятся и дело-не дело лезут напролом,

— снова взял свою папку антрополог.

— Да меня никто из Союза и не выпустит, — заметил я.

— Выпустят, ещё как выпустят. Совсем немного — и от империи мокрого места не останется. Что-что, а я это хорошо знаю… И грани станут прозрачными, и всё будет «так как надо»…

— Интересно, какая сорока тебе на хвосте всё это приносит? — с раздражением спросил я.

— Сороку эту звать хабадом, юноша. лично знаком с Любавическим Ребе. Так сказать «общая» сфера деятельности… Ты о хабаде ничего не знаешь?

— Так, мельком слышал.

— Это плохо. Но у тебя всё ещё впереди, — сказал еврей загадочно. — Ещё увидишь…

— Из всего, что ты мне сейчас наговорил, ничего толком не понимаю. Какой-то Ребе… Но твёрдо знаю, что надо многому учиться, — в очередной раз погрустнел я.

— Полезное знание, — заключил, улыбаясь, «евреище». — Теперь запомни, — вытащил он из своей папки тетрадку. — Ты должен понять для себя вот что: из страны — никуда! Хотя бы два — три ближайших десятилетия, пока не поумнеешь… Так?

— Согласен! — кивнул я головой. — А когда поумнею, тогда что?

— Если поумнеешь, то искать таинственный схрон братьев по разуму тебе не захочется… Поймешь, что это значит, — сказал, подавая мне в руки, как я понял, копию подземного схрона ящероподобных, историк.

— Ты, только что сказал, что эти твари, — указал я на рисунок ящероголового, — являются создателями той беды, которую мы называем эгрегором власти. Так?

— Одни из создателей. Выше них стоит ещё кое-кто. Но о тех поговорим позднее, — согласно кивнул, выделив своё «кое-кто», дядя Ёша.

— Так получается, что эти хвостатые в чешуе не последние в иерархии власти над искусственным полевым монстром?

— Не последние, но одни из основных, — ответил на мой вопрос знаток всего таинственного.

— Но тогда объясни, каким образом эта змееподобная братва умудряется управлять своим детищем?

— А ты не догадываешься? — вытаращил на меня свои чёрные глаза собеседник.

— Наверное, оккультно? — высказал я догадку.

— Иногда ты сообразителен, — улыбнулся историк. — Имеется контакт и на информационном плане. Другого быть не может.управление, если учесть, что эгрегор имеет своё собственноемало что значит. Чтобы манипулировать могучей полевой сущностью, ментальных команд недостаточно. Эгрегор должен энергетически зависеть от своих создателей. Как мы тобой только что разобрали, поток энергии на него идёт посредством технологии тотальной лжи. Если точнее, увода человечества подальше от понимания своего предназначения и сознания Создателя. Переориентирования его сознания в принятие только материальных ценностей. Как ты думаешь, кто последние тысячи лет занят такими делами? — задал мне вопрос собеседник.

— Тайные общества, — выдавил я.

— Наконец-то дошло! — перебил меня учёный. — Вот он механизм воздействия на сатанинский эгрегор! Тайные общества для того и были на Земле созданы, чтобы дезориентировать социум. Завести его в тупик. Заставить страдать и деградировать. Технологией дезориентации социума занята вся масонская пирамида власти. И, конечно же, искусственный, специально выведенный для этой цели народ. Понятно, что тёмное жречество, манипулируя масонами и богоизбранными, тем самым и влияет на эгрегор. Деструктивной энергоцентрали оно необходимо как воздух. Само же оно, жречество, управляется вот этими, — показал на рисунок негуманоида специалист по тайным знаниям. — Управляется умно: в основном бесструктурно или посредством дозированных порций якобы «забытого» на Земле древнего знания. Всё, что когда-то творилось в погибшей Атлантиде, происходит и у нас в социуме. С той лишь разницей, что эгрегор атлантов управлял одной Атлантидой. Сейчас же подобный полевой монстр занят почти всей планетой. Если учесть процесс экуменизма, то спорить не о чем. Видишь, какая зависимость?

С этими словами новоявленный эзотерик нарисовал на листке бумаги окружность, а потом, посмотрев на неё, спросил:

— Помнишь, как Иисус назвал Сатану?

— Кажется, лжецом и отцом лжи, — высказался я.

— На этот раз тебе повезло: вспомнил верно, — сдержанно улыбнулся учёный. — А теперь слушай: такую нелестную характеристику можно представить графически. Что у нас первично «лжец» или «отец лжи»?

— Как я понимаю, чтобы солгать, надо эту самую ложь сначала породить. Получается, что первичен — отец.

— Правильно мыслишь, — подбодрил меня дядя Ёша. — А формулировка «лжец и отец лжи» на что указывает, как ты думаешь: на линейность или на замкнутость?

— Если было бы — отец лжи, а потом только — лжец, то прослеживалась бы линейность. А так похоже, что перед нами указание на замкнутость, — философски заключил я.

— Или самая настоящая окружность, — показал на свой рисунок специалист по эзотерике. Как видишь, в высказывании Христа заложен немалый смысл. Ложь необходима для наполнения эгрегора Амона силой. Она основной источник человеческих страданий, так?

— Допустим, — кивнул я.

— Поэтому наш искусственный божок и поддерживает своей энергией всех без исключения на Земле лжецов: христианскую церковь, раввинат, подвижников ислама, иерархов многих сект, еврейских банкиров и, конечно же, профессиональных вралей-политиков. По какой причине, я думаю, ты догадываешься: все вышеназванные «друзья-приятели» являются инструментом для добывания той психической силы, которой он, эгрегор, и наполнен. Именно эта братия и организовывает на Земле самые изощрённые для людей страдания. Достаточно вспомнить, что все без исключения войны, включая и мировые, были спровоцированы именно их стараниями. Ты со мною согласен, юноша?

— Как тут не согласиться, всё на виду… — вздохнул я, рассматривая рисунок учёного эзотерика.

— С другой стороны, — продолжил свой рассказ собеседник. — Все вышеназванные злостные лжецы: из религий, экономики и политики да и все остальные, рангом пониже, чтобы пользоваться в своих личных интересах мощной энергией эгрегора, должны быть всегда у власти и при деньгах, вынуждены намеренно заниматься искажением истины. Вот он порочный круг, на который ты смотришь. Как говорится в народе: «рука руку моет», — закончил свою мысль новоявленный философ.

На несколько секунд в комнате воцарилось молчание. Каждый из нас думал о том, что совсем недавно здесь прозвучало. На душе у меня было тревожно.

— А теперь я тебе покажу кабалистический символ нашего «героя», — с этими словами дядя Ёша положил передо мной ещё один лист бумаги. С него на меня смотрела держащая себя за хвост какая-то неведомая мне змея.

— Как видишь, всё на виду, — пояснил рисунок специалист по тайноведению. — Никто ничего не скрывает. Всё рассчитано на человеческую глупость. Этот кабалистический масонский символ знают не только иллюминаты, раввины, хасиды и адепты хабада, но и простые масоны и ортодоксы-иудеи. Только не многие понимаютего значение. Придумывают всякую чушь: типа цикличности времени во Вселенной или цикличности в последовательности событий. В некоторых масонских изданиях змею, пожирающую свой хвост, считают символом высшей мудрости. На самом же деле это сакральное символическое изображение эгрегора Амона. Кто стоял у истоков его создания? Негуманоиды — ящероподобные. Вот она их змеиная голова, — ткнул пальцем в рисунок знаток кабалистических символов. — Туловище указывает на власть над населением планеты.

— На власть? — удивился я.

— Да, на власть. Вообще любое кольцо является сакральным символом власти. Потому, при венчании и одевают друг другу кольца молодожены. Кольцо, звено цепи — символ принадлежности одного человека другому. Ты знаешь миф о Прометее? Помнишь, какое кольцо после его освобождения подарил ему Зевс?

— Помню, кажется с камнем от той скалы, к которой титан был прикован, — блеснул я своим знанием мифологии.

— Магический же смысл венчания таков, — продолжил специалист по тайному знанию, — жена владеет мужем, муж становится хозяином жены. Узы любви заменяются законом обладания друг другом. Любовь получает смертельный удар — очень скоро от неё не останется и следа. Но мы опять залезли с тобой «не в ту степь», здесь уже другая тема. Взаимоотношения полов… Как я вижу, тебе нужны ещё доказательства?

— Если они у тебя имеются, то давай, я с удовольствием их послушаю, — поднялся я со своего места.

То, что пытался поведать мне историк, захватывало. И я, загоревшись, подсел поближе к столу, где у рассказчика лежала развернутая географическая карта.

— С картой поработаем позднее, — охладил он мой пыл. — А сейчас у меня к тебе вот какой вопрос: ты когда-нибудь видел нагрудники сибирских или саамских шаманов?

— Конечно, видел, — не понял я еврея. — Видел и в старинных заброшенных лабазах и, конечно же, в музеях.

— А теперь припомни, какие кованые железные зверьки висят на шаманской атрибутике?

Не понимая, зачем стали нужны дяде Ёше колдовские нагрудники, я стал припоминать:

— На одном эвенкийском старинном шаманском костюме я видел изображение лося, щуки, нерпы, медведя, кажется, соболя и ещё какого-то странного зверька, что-то наподобие ящера.

— Вот-вот — ящера! — перебил меня историк. — Все звери известны и обычны, только ящер неведом и неизвестно откуда. А что он означает, знаешь?

— Кажется, является духом подземного мира, — припомнил я.

— Чем это не доказательство? Прямой намёк на то, что глубоко под землёй живут те, которые влияют на нашу земную жизнь! А теперь давай вместе вспомним, что означает образ ящера в нашей русской традиции?

— То же, что и в сибирской! — невольно вырвалось у меня. — Ящер является символом подземного мира. Его властелином…

— Властелином!! Именно властелином! — поднял свою маленькую руку специалист по мифическим зверюгам.

— И у других народов Земли то же самое, ящероподобные живут под землёй. Как и в берберском предании о тайном храме змееголовых в пустыне. Но это ещё не всё. На вот, взгляни, — протянул мне историк очередной рисунок. — Это из книги Брайана «Анализ древней мифологии» называется «орфическое яйцо», — пояснил он.

На листе бумаги было изображено обвитое змеёй здоровенное яйцо.

— А что этот рисунок обозначает? — спросил я.

— Масонский символ космоса, который окружен огненным творящим духом…

— Творящим духом?! Ничего себе творящий дух! — удивился я. — Такое впечатление, что змея душит яйцо.

— Так оно и есть, — грустно посмотрел на меня специалист по кабале. — Яйцо, как ты знаешь, является символом Вселенной. Так?

Я, соглашаясь, кивнул.

— В данном случае яйцо обозначает наш земной шар — локальную земную «Ойкумену». На что указывает сама змея: сколько раз она обвивает яйцо? Как ты знаешь, земное пространство четырёхмерно. Вот, пожалуйста, все четыре витка… Значит, дело не в космосе. Речь идёт о нашей несчастной планете. Видишь, кто подлинный её властелин?

— Негуманоиды? — покосился я на рисунок.

— Нужны тебе ещё доказательства присутствия на Земле тайной силы? — спросил меня историк.

— Даже не знаю, вроде бы и так всё ясно.

— Вот тебе ещё один масонский символ — это знаменитая Матерь Солнца, — положил передо мной новую репродукцию антрополог.

На цветном рисунке была изображена стоящая в лучах света с маленьким ребёнком на руках высокая, одетая в греческую столу* молодая женщина. Вокруг неё по периметру располагались щиты со знаками зодиака. Над головой горели двенадцать звёзд, а под ногами в виде нарождающегося месяца Луна и планета Земля, обвитая той же самой змеёй!

— Как тебе этот рисунок?! На нём, как ты видишь, и Луна, и Земля.

— И змея, — заметил я. — Неужели рядовые масоны не понимают то, что видят? Что у них всегда на глазах? Тут и понимать-то нечего!

— Согласен, понимать здесь нечего. Всё освещено до предела. Особенно вот здесь, — историк показал на изображение Матери Солнца. — Но ты должен знать, что масонские посвящения зомбируют психику. Видеть-то они видят, но понимают только то, что в их подсознание вкладывается. То же самое можно отнести и к богоизбранным. По их мнению, змея, обвивающая Землю, всего лишь символ огненного потока созидания…

— У меня к тебе вот какой вопрос, дядя Ёша, что это за двенадцать звёзд над головой у Матери Солнца?

— Ответ проще простого. Они символизируют все двенадцать колен израилевых. Тебе пора бы привыкнуть, что евреи в масонарии главнее. Без них никуда.

— То же самое мне говорил и «пасечник», — вздохнул я.

— Старик знал куда больше, чем сотня, таких как мы. Жаль, что у него не нашлось для тебя времени, — высказался историк загадочно. — Но давай вернёмся снова к нашей теме. Надо её закончить, мой юный друг. Как ты уже понял, самый мощный на планете религиозный эгрегор управляем. И управляем не столько людьми, сколько ненавидящей земное человечество нелюдью. В настоящее время ему полностью подчинены почти все земные религиозные и государственные эгрегоры. Он курирует три основные мировые религии и массу отпочковавшихся от них сект. Фактически эгрегор Амона, бесспорно, является планетарным, могущественным божком. Таковым его сделали негуманоиды, их союзники — тёмные фиванские жрецы, пособники иудеи и адепты тайных обществ. Вот ещё один масонский рисунок. Он полностью подтверждает мои слова, — развернул новую цветную репродукцию дядя Ёша. На красочном изображении всех мировых религий в левом углу был запечатлен Магомет, попирающий ногами идола, рядом с ним барельеф Митры, в центре первосвященник Израиля, обнимающий семисвечник, в правом углу египетские пирамиды, а в левом над всей композицией с бараньими рогами на голове Амон и в руках у него молния… Над Амоном — четыре зверя из видения Иезекииля и сцена Апокалипсиса.

— Ну а где же здесь Иисус? Христианство, по-моему, на картине не представлено? — невольно спросил я, обращаясь к всезнайке из Колы.

— А зачем тебе Иисус? — улыбнулся одними глазами дядя Ёша. — Картина прямо говорит, что мессия к христианству не имеет никакого отношения. Если бы он, Иисус, создавал своё христианство, как например Магомет, то он на этом вот рисунке был бы непременно. О чём говорит сей рисунок? Прежде всего, что Иисус никаким христианином никогда не был. И это очень важно, юноша. Но любопытно не это, а то, что во главе этой «малины» восседает Амон. Именно он представлен в картине главою и христиан, и магометан, и, конечно же, иудеев. Видишь, где стоит иудейский первосвященник со своим золотым семисвечником?

— В центре…

— Вот именно, в центре всего этого безобразия, юноша, — назидательным тоном закончил свою мысль специалист по масонской символике.

— Почему ты считаешь, что вот этот, — показал я на фигуру, обнимающую семисвечник, — является первосвященником? Мне думается, что это сам Моисей.

— В костюме первосвященника, — кивнул головой историк. — Так оно, скорее всего и есть, это уже детали.

— Но если нет на картине мировых религий Христа, то откуда мог взяться в христианской троице божий сын? — задал я внезапно пришедший в голову мне вопрос.

— А ты подумай, на что похожа эта самая троица? В том, что Христа в ней нет, ты прав… — засмеялся эзотерик.

— На три огненные башки сказочного Змея Горыныча! На энергетическую структуру самого мощного на Земле религиозного эгрегора! Я уже понял, кто такой бог отец: несомненно, имеется в виду иудаизм. Понял, что сыном выступает савловское христианство. Но до меня не доходит, кто такой святой дух? Неужели ислам? Что в нём святого? Почти тоже христианство!

— Тут дело не столько в исламе, сколько в тех верованиях, которые в него влили, — мягко сказал историк. — На первых порах Аллахом у арабов стал их древний ведический бог Эл. По-еврейски — Элохим. Семитам Аравии он был известен как дух добра и ненасилия. Именно его учение и породило коранический ислам. Ту религию, которой в наше время уже нет.

— Как нет? — удивился я.

— К сожалению, коранического ислама больше не существует, Георгий-Гор. Эта ранняя религия умерла ещё в X веке. С ней произошло то же самое, что и с учением Христа. Написано одно, а на деле совсем другое. Старая надёжная технология изменения и перевода идеологии в иную плоскость. На месте её царствует подчинённый эгрегору Амона, так называемый, исторический, или современный ислам… Так-то! — пояснил учёный. — Ну а святой дух — это всего лишь память о том чистом ведическом учении, которое когда-то было создано жрецами Эла…

— Думаю, мне не надо больше ничего доказывать, всё более чем очевидно. Общая картина у меня сложилась, надо сказать, безрадостная…

— Но я ещё не закончил, — прервал мою тираду специалист по эзотерике. — Наберись терпения и дослушай.

— Я вовсе не против учиться, но, право, не знаю, что можно ещё добавить к услышанному и увиденному? — удивился я.

— Добавить можно многое, — задумчиво сказал дядя Ёша. — Например то, что все другие земные эгрегоры: государственные, этнические, племенные и т. д. имеют то же циклическое или круговое строение. В них так же, как и в эгрегоре Амона, накапливается энергия и по мере надобности сбрасывается адептам. Всё то же самое, с той лишь разницей, что все вышеназванные эгрегоры в своих действиях куда более независимы от своих создателей, чем тот полевой монстр, о котором у нас вот уже несколько часов идёт речь. Они, все другие земные энергоцентрали или эгрегоры, больше подчинены эгрегору Амона, чем тем, кто их создал.

— Теория экуменизма это как раз и подтверждает, — вставил я слово в рассуждения историка.

— Да, теория экуменизма как раз и показывает подлинную реальность. Но от этого не легче: все полевые энергоцентрали нашей планеты подчинены эгрегору дегенерации и разрушения. Фактически им, Амоном, взят курс на неминуемую гибель нашей цивилизации.

— Старик был уверен, что со временем, если ничего не изменится к лучшему, то на Земле человечество погибнет, — припомнил я рассуждения «пасечника».

— Либо на планете появятся несколько новых видов человекообразных обезьян, — закончил за меня мысль дядя Ёша. — И такое предсказание вполне реально. И вот почему: эгрегор Амона был на Земле создан, прежде всего, для курирования нелюди. Если точнее, хищных человеческих особей. Это его усилиями, посредством иудаизма, христианства и исторического ислама, хищники прорвались к власти над социумом.

— Это ведь ужасно! Шудры и неприкасаемые у власти! У кормила человечества!

— Как тебе известно, для хищника и ущербной психологии все остальные люди — не хищники и не охищенные — всего лишь биомасса, расходный материал, не более. Естественная природная пирамида земного человечества перевернута. Как она ещё не рухнула и не рассыпалась? Примерно то же самое, если перевернуть вверх дном корабль. Он какое-то время будет на плаву. Но набрав воды — всё равно утонет! Ты должен осознать, мой юный друг, что с эгрегором Амона шутки плохи! Этот полевой урод является страшным оружием в руках, его создавших. Породили же его негуманоиды, и это, как ты видишь, легко можно доказать. Было бы желание разуть глаза. Мне хочется привести тебе ещё один факт присутствия на Земле этих вот бестий, — снова показал учёный на рисунок ящероголового. — Помнишь раскопки в Храме Надписей на Юкатане? В одной из столиц классических майя?

— Ты имеешь в виду город Паленке? — спросил я.

— Да, Паленке, — кивнул головой рассказчик. — Помнишь, кого там нашли под резной каменной плитой в самом низу храма?

— Кажется, местного царя или жреца по имени Пакаль, — припомнил я. — Рядом с ним ещё была загадочная нефритовая маска…

— Верно-верно, — остановил меня поднятой рукой историк. — Маска была, ты, молодец, что всё это помнишь. Но я хочу от тебя услышать другое. Что ты знаешь о скелете этого Пакаля?

— О скелете? — переспросил я.

— Да, о скелете.

— Кажется, его череп покрывала нефритовая маска, были ушные подвески из нефрита, ожерелья и кольца…

— Не об этом я тебя спрашивал, — отвлёк меня от попытки что-то ещё припомнить дядя Ёша. — Нас с тобой интересуют кости. Кости того, кого нашли в склепе.

— Если честно, о скелете я нигде ничего толком не читал.

— Читал, читал! — засмеялся антрополог. — Если помнишь что было на костях надето, то наверняка читал. И читал ты вот что, — сделал историк паузу. — Что по надписям в храме был захоронен человек 80 лет, а судя по скелету, ему оказалось не больше сорока. Но есть ещё один нюанс: крышка саркофага говорит, что под ней должна быть мумия, а нашли всего лишь скелет. Налицо явный подлог: мумию убрали, а бросили на дно саркофага кости 40-летнего майя. Но получился прокол — толком не прочли иероглифы на стенах храма. Надпись, которая указывает на смерть 80-летнего правителя: родился он в 603 году, а умер в 683…

— И кто же это всё проделал? — спросил я.

— Естественно, тот, кто первый открыл гробницу в Храме Надписей. Знаменитый Альберто Рус Луилье. Этот исследователь три года занимался раскопками в Храме Надписей. Целых три года! За это время можно было проделать с захоронением всё что угодно. Скорее всего, устраивать подлог по своей инициативе учёный не стремился. Во всяком случае, хочется этому верить… По мнению современников, тех, кто знал Альберта Рус Луилье, он слыл человеком порядочным. Но его к этому могли принудить. За действиями всех крупных учёных, особенно археологов, всегда внимательно следят. Кто? Я думаю, ты догадываешься. С одной стороны, историки-иудеи, с другой — масоны, а с третьей — придурковатые, боящиеся всего нового в науке ортодоксы. Но гадать, что эта весёлая компания скрыла от общества, не приходится: кое-кто из рабочих, которые помогали археологу при вскрытии гробницы, всё-таки проговорились. По их мнению, под резным каменным саркофагом, на котором, как ты знаешь, изображена фигура человека, лежали мощи неизвестно какого существа. У него была длинная вытянутая как у ящерицы морда, плоский покатый выступающий назад череп и круглые нечеловеческие рёбра. Морду зверюги покрывала нефритовая специально подогнанная для этой цели маска. Остатки её после замены трупа нашли на дне саркофага. Об этой странной маске разговоров было много, ты помнишь…

Я молча кивнул. То, что сообщил мне историк, невольно наводило на такие мысли, от которых на лбу у меня выступили капельки пота. Если над жрецами классических майя стояла тварь, найденная в Храме

Надписей (это, скорее всего, было именно так), то становится понятным, куда делся весь этот несчастный народ.

— Неужели классические майя были в основной своей массе принесены в жертву? Тогда понятно, куда все делись… Но ведь это чудовищно! — посмотрел я на замолчавшего антрополога.

— Я вижу, и ты думаешь о том же… — глаза у дяди Ёши были грустными.

— Ну, а как тут не предполагать? — заволновался я. — Во-первых, до сих пор наука никак не может объяснить гибель майской цивилизации. И, во-вторых, становится понятным, почему мумию зверюги спешно и тайно поменяли на скелет 40-летнего человека. Хотя бы старика нашли для такого дела… Торопились — мать их за ногу! — выругался я. — Если бы лежал скелет старика, то было бы труднее доказать подлог.

— Спокойно! — сказал учёный. — Бог их попутал и слава ему! Ну, а твоё мнение?

— Неужели был принесён в жертву эгрегору Амона целый этнос? Хочешь сказать, пятому Солнцу? — застучал пальцами по столу спец по загадкам истории.

— Да, пятому! Нашему Солнцу или Амону, не всё ли равно, дело не в Солнце, а в исчезнувшем неведомо куда народе.

— Думаю, что такое вполне могло произойти. Ты же знаешь, что любая реформа всегда начинается с идеологии, а точнее, с подмены жречества. Если во главе клана правителей майя оказался Пакаль, один из архитекторов паразитического, создаваемого для разрушения земного социума эгрегора, то можно представить судьбу классических майя… Когда на жертвенные алтари пирамид повели тысячи и тысячи ни в чём не повинных людей. И этим занялись свои же жрецы, то в индейском обществе вполне могла начаться самая настоящая паника. Допускаю, что фанатики-зомби за свои жизни бороться не стали, но людей с придурью всегда не так много. Остальное же население майских племён стало искать спасения от своей религиозной элиты. И нашло его на берегу Атлантики в той стороне, куда, судя по легенде, ушёл от индейцев их белый бог Кукулькан или Кецалькоатль. Там, на берегу океана, и возникло несколько городов-государств поздних майя. Во главе со знаменитым Чичен-Ица. Но, похоже, со временем и до них добрались «добрые дяди» с каменными ритуальными тесаками. Потому что к приходу испанцев от поздних майя почти ничего не осталось, — закончил своё грустное повествование историк.

— Тебе бы диссертации писать на эту тему дядя Еша, — сказал я искренне.

— И угодить в сумасшедший дом… Видишь, вон на полке за стеклом пять папок? — показал историк на противоположную стену комнаты. — Всё это мои диссертации. За каждую из них могут посадить в лучшем случае к психам, в худшем, сам знаешь куда…

— Пятикнижие! — посмотрел я на дядю Ёшу, улыбнувшись. — Неужто Антибиблия?

— Самая настоящая! — засмеялся учёный. — Но как ты догадался?

— Право не знаю, просто пришло в голову… — развеселился я. — Если у тебя на полке в папках лежит Антибиблия, значит, ты, дядя Ёша, получаешься что-то вроде антиеврея! Так?

— Как раз, наоборот! — выпятил свою грудь знаток альтернативной истории. — Я считаю себя евреем настоящим, таким, каким должны быть все евреи. Это иудеи являются антиевреями. Но хватит шутить. Пора бы нам закругляться с нашей темой. Мы уже целый день её мусолим. Теперь, я думаю, ты понимаешь, какая сила проталкивает шудр и неприкасаемых к деньгам и власти? Понимаешь, почему все эти хищники и охищенные столь цепки и живучи? Знаешь их Бога практически досконально: и откуда он взялся, и как устроен, что он хочет от своих хозяев… И что более всего ценно, кто им управляет…

— И куда ведёт это вот управление, — вставил я от себя.

— Да, — согласился антрополог.

— Но я жду от тебя, дядя Ёша, рассказ о тех людях, которые побывали в храме вот этих, — показал я на рисунок рептилоида. — Ты же всё время переводишь разговор на другие темы. Если это секрет, то не рассказывай, если же секрета нет, то я весь во внимании.

— Хочешь услышать о подземном храме Сета? — переспросил знаток эзотерических знаний. — Я грешным делом думал, что ты о нём уже забыл… Ну что же, тогда слушай.

Далее